Общий

Книга для любопытных

Должен сразу сказать, что слишком любопытные будут разочарованы, не получив того, что ждали. Да, конечно, закрытые дневники, не предназначавшиеся для постороннего чтения, а тем более для публикации; да, конечно, откровенный рассказ о скрытой внутренней жизни Художественного театра, но никаких тщательно оберегаемых тайн, никаких подробностей личных отношений, тем более личных отношений основателей, Константина Сергеевича Станиславского и…

Книга для посвященных

Многостраничная книга Анастасии Архиповой и Екатерины Неклюдовой “Эпоха сериалов”, вышедшая в издательстве “Рипол-классик”, – на редкость содержательное исследование, оригинальное по методологии и актуальное по теме. Имея в виду широту взглядов авторов, книгу можно назвать примером большой филологии, филологии большого стиля. Она включает в себя аспекты культурологии, психоанализа и социо-логии, некий нерасторжимый и естественный тройственный союз,…

Воин

К столетию со дня рождения театрального критика и историка театра Константина Рудницкого После окончания театроведческого факультета ГИТИСа в 1942 году Константин Рудницкий был призван в танковые войска и уже на фронте начал писать для “ведомственного” танкового листка. Так постепенно вырос в военного корреспондента. Рудницкий не просто участвовал в русско-японском окончании Второй мировой войны, но “брал”…

Перелистывая альбом

Альбом, который я уж третий раз перелистываю, “рассказывает” о художнике и человеке Давиде Боровском. Создан альбом замечательным образом. Выбрав и соединив рисунки отца с дневниковыми записями, Александр Боровский, сын Давида, вдвойне оказался верен отцу – делом и чувством: “Давид Боровский. Рисунки”. 2019 год. И то, как сделан альбом, говорит не только об отце, но и…

Необыкновенное чудо

Константину Райкину – 70 Как мысли черные к тебе придут, мы бы посоветовали послушать «Сказку о царе Салтане, о сыне его славном и могучем богатыре князе Гвидоне Салтановиче и о прекрасной царевне Лебеди» в чтении Константина Аркадьевича Райкина. Вскоре после начала эпидемии театр «Сатирикон» выложил в сеть эту запись – быть может, самое действенное, поднимающее…

Были люди

Двадцать лет без Олега Ефремова. И с ним “Не каждому человеку дано стать личностью. Большинство остаются экземплярами…” Герман ГЕССЕ В нашей советской системе коллективных ценностей, коллективных мнений и точек зрения, совершенного поощрения одинаковости были Люди. Ярчайшие индивидуальности во всех областях и сферах деятельности. Люди, не потерявшие главных ценностей, приобретенных человеческой породой. Одаренные, талантливые личности. Одним…

«Слонов» по осени считают

Черно-белых гильдийских “Слонов” за статьи, книги, киноведческие работы, исследования должны были вручать в апреле. Однако… Новая дата пока не определена. Скорее всего, премиальная церемония состоится осенью, когда, будем надеяться, все встанет на свои места и жизнь потечет своим чередом. Работа гильдийской комиссии в этот раз проходила в непривычной обстановке. Возникавшие спорные вопросы обсуждать “вживую” не…

Его любовь – спортивный фильм

Не стало режиссера-документалиста Владимира Федоровича КОНОВАЛОВА Спорт в документальных фильмах Владимира Коновалова – страстный, азартный, живой, настоящий. Нынче жанр спортивного документального кино ушел на периферию кинематографа. Перестал существовать в чистом виде. Об игровом и говорить нечего – это не спорт, не жизнь, не отношения, а сплошная имитация. И один из последних киноопусов “Лев Яшин, вратарь…

Рыцарь и поэт

К юбилею Вячеслава Петровича Нечаева С  первых студенческих лет одним из заветных мест Москвы для меня и моих сокурсников стал тесный зальчик на одном из верхних этажей Дома Актера на улице Горького. Там помещалась библиотека ВТО, довольно скоро, – к счастью, еще в допожарное время, переехавшая на угол Большой Дмитровки и Страстного бульвара. Перешагнув ее…

Мой старый кот

Кажется, в 1990-е Михаил Пробатов впервые пришел в нашу редакцию. Своими новеллами и эссе он, к сожалению, не часто нас радовал. А хотелось бы печатать их из номера в номер. Миша появлялся, исчезал, появлялся снова. Снова исчезал. Потом исчез надолго – уехал в Израиль. Звонил, рассказывал о житье-бытье. Спрашивал, не забыли ли его. О “забыть”…