После премьеры

Всех засосало в жерло катаклизма

Фото В.ПОСТНОВА

В самом начале 1932 года Всеволод Вишневский телеграфировал жене: “Нашел острейшую литформу новой пьесы о смерти – гимн матросам”. Сочинение драматурга, знавшего о флоте не понаслышке, посвященное пятнадцатой годовщине Красной Армии, в спектакле “Оптимистическая трагедия. Прощальный бал” Александринского театра 2017 года оказывается лишь остовом, на который нарастает “революционный концерт” в его лихом современном понимании. Пьеса…

Горная болезнь

Фото О.ОРЛОВОЙ

Ржавчина – это ведь очень красиво. Особенно на голубом. Разные оттенки меди и купорос. Красота индастриала – заброшенный неведомо где ангар, пустой куб воздуха, обнятый рыже-лазурными стенами – декорация Ларисы Ломакиной к спектаклю Константина Богомолова “Волшебная гора” в Электротеатре. Это все, что видит перед собой зритель – пустой ангар и две фигурки в нем, в…

Одна звезда на небе голубом

Фото Н.ЧЕБАН

Дмитрий Крымов по-пастернаковски “ранен женской долей”– в спектакле “Катя, Соня, Поля, Галя, Вера, Оля, Таня…”по рассказам Бунина он с пронзительной силой разоблачал живодерскую сущность такого рода литературы и лежащего за ней мужского плотоядного отношения к миру, ежеминутной готовности к охоте, убийству и сладкому обсасыванию косточек жертвы. Милые дурехи, неловкие, прелестные, смешные и обреченные, вереницей проходят…

На воде

Фото предоставлено пресс-службой театра

“Чайка 73458” Дайнюса Казлаускаса в Театре на Таганке – спектакль звездный. Не в том смысле, что здесь играют сплошь знаменитости, или не известные пока широкой публике имена вдруг вспыхивают пламенем таланта, нет, просто здесь то и дело загораются искусственные звездочки. Светят они тускло, как бледные огни из пьесы Треплева, и вот уже озеро в спектакле,…

Мир веселой преисподней

Раздается фирменный фоменковский третий звонок. Голос колокольчика медленно затухает и сменяется другим: дребезжащим, глухим, звук его отчаянно напоминает утренний будильник. Это “бойкая, необгонимая тройка” – Русь; птица-тройка приближается, несется. Старается разбудить кого-то? Или сама никак не проснется? “…Души” на сцене театра “Мастерская П.Н.Фоменко” определены как карнавальная мениппея по произведениям Н.В.Гоголя, в ее сюжет, помимо “Мертвых…

Дух реконструкции

Сцена из спектакля “Наяда и рыбак” Фото Е.ЛЕХОВОЙ

Ведущие музыкальные театры России завершили свой сезон премьерами. Традиция эта пришла из московских театров – Большого и МАМТа. Мариинский театр выпустил “Ярославну” Бориса Тищенко в новой постановке Владимира Варнавы, Пермский показал триптих балетов Игоря Стравинского, Петрозаводский театр представил долгожданное “Лебединое озеро” в редакции Кирилла Симонова с интересным последним актом и фантастически красивыми новыми лебедиными пачками…

Приглашение на казнь

Фото С.ЛЕВШИНА

В 1902 году в газете “Курьер” Джеймс Линч (псевдоним Леонида Андреева) начал одну из статей словами: “Я хожу и думаю”. Думал он о Федоре Шаляпине и мучился от того, что, “натолкнутый им на массу мыслей и чувств”, не знал, как передать свои впечатления. К чему это я? Да к тому, что важнейшая премьера завершающегося сезона…

Легко ли жить молодым

Фото А.ПАСКЕЕВОЙ

Обычная квартира – не съемная, но и не обжитая. В ней обитают и вполне счастливы двое тридцатилетних, Иван (Сергей Зайцев) и Татьяна (Татьяна Мазур). Обнимаются, готовят нехитрую еду, валяются с камерой в постели, пытаясь запечатлеть момент интимного счастья. Среда, обустроенная художницей Ксенией Перетрухиной по всему периметру Нового зала Ведогонь-театра, расползается в ширину; по обе стороны…

Снегурочка спускается в ад

Фото Elisa Haberer

Как и в прошлом году, пасхальные дни в Париже совпали с очередной премьерой Дмитрия Чернякова. В 2016 он представил во Дворце Гарнье оперу “Иоланта” и балет “Щелкунчик” Чайковского, соединенные в единый спектакль с общим сюжетом, в 2017 осуществил постановку “Снегурочки” Римского-Корсакова на сцене Опера Бастий. Одна из самых любимых в России опер Римского-Корсакова на Западе…

Эйфория

Фото А. БЫЧКОВА

На сцене Воронежского Камерного театра – демонстрация. Женщины в легких платках и цветастых платьях, мужчины в широких, по моде 1950-х, брюках, флажки, бумажные цветы, голубой воздушный шарик. Шагают на фоне черно-белой хроники, где по улицам города идет празднично взбудораженная толпа – то ли первомайская, то ли еще какая, мало ли советских праздников в календаре. Главная семья…