Одержимый наукой

Олегу Фельдману – 75 Для Олега Максимовича Фельдмана история русского театра стала всепоглощающей страстью. Эта одержимость заражает всех, кто так или иначе с ним соприкасается. В ГИТИСе Олега Фельдмана отличал талант ученичества. Наш курс набирался многим позже, чем курс Олега. До сих пор досадно, что мы, юные неучи, так мало знали и брали у учителя…

Print Friendly, PDF & Email

Дурь хорошая, дурь плохая

Где-то в середине фильма “Особо опасны” не последний человек в крупном наркокартеле и продажный ФБРовец обменяются рассказами о своей невеселой жизни – жена одного собралась подавать на развод, жена второго вообще умирает. “Добро пожаловать в кризис среднего возраста” – криво улыбнутся двое немолодых мужчин. Это одна из бесчисленного количества тем, населяющих и наводняющих новый фильм…

Print Friendly, PDF & Email

В зеркале «Ла Скала»

Гигантское зеркало – пожалуй, самый запоминающийся из элементов сценографии спектакля “Дон Жуан”, показанного миланским театром “Ла Скала” в начале сентября на исторической сцене Большого театра. Вполне может быть, что спустя годы постановку оперы Моцарта будут вспоминать именно благодаря этой примете: ну та, что с зеркалом. Огромное отражение ярко освещенного зрительного зала – зрелище запоминающееся и…

Print Friendly, PDF & Email

Гранд-дама с сюрпризами

НАГРАДЫ 69-ГО МЕЖДУНАРОДНОГО ВЕНЕЦИАНСКОГО КИНОФЕСТИВАЛЯ   Гран-при “Золотой лев св. Марка” – фильму “ПЬЕТА”, режиссер Ким Ки Дук (Южная Корея).  Специальный приз жюри – фильму “РАЙ: ВЕРА”, режиссер Ульрих Зайдль (Австрия/Германия/Франция).  Приз “Серебряный лев” за режиссуру – ПОЛУ ТОМАСУ АНДЕРСОНУ (“Мастер”, США). Приз за лучший сценарий – ОЛИВЬЕ АССАЯС (“После мая”, режиссер Ольвье Ассаяс, Франция).…

Print Friendly, PDF & Email

Наша счастливая треклятая жизнь

Интерес к документальному кино, театру, использующему подлинные исповеди в жанре verbatim, – очевиден. Этот интерес трудно назвать модой. Неслучаен и растущий спрос на мемуары, дневники, совсем не обязательно знаменитых, “замечательных” людей. В Москве открываются новые “блошиные рынки”, по-старому – барахолки, туда устремляется народ за исчезающей, уходящей предметной натурой: старой посудой, игрушками из собственного детства. Быть…

Print Friendly, PDF & Email