Наследие

После Дягилева

Окончание. Начало – см. “ЭС”, № 12, 2020 Марина Семенова. Особенная стать. “Лебединое озеро” Особенная стать была дана Семеновой от природы, а затем оказалась ее художественным образом, таким же, как весь ее облик, облик эллинской статуэтки. “Мы помним Семенову вытянутой и властной”, – написал известный балетный критик Владимир Голубов-Потапов в 1940 году, эти слова вспоминаются…

После Дягилева

Историческая ситуация “после Дягилева” возникла после ухода Дягилева из жизни в августе 1929 года и длилась до тех пор, пока европейский театрально-балетный мир не осознал, что нет больше ориентира и что следует искать новые ориентиры. И конечно, надо было как-то пережить всемирный кризис. Впрочем, новые ориентиры уже появлялись при жизни Дягилева, а в одном случае…

Василий КАЧАЛОВ: «Люблю как умею, как могу теперь»

В Музее МХАТ хранится папка с двумя десятками писем, а точнее, записочек Василия Ивановича Качалова к Лидии Михайловне Кореневой, охватывающих весь период больших гастролей Художественного театра в Европе и Америке 1922–1924 годов. Они не слишком информативны, узнать из них об обстоятельствах поездки, о спектаклях или творческих поисках невозможно, эти послания герметичны, сосредоточены на самих себе,…

В портретной

Здесь пойдет речь о трех легендарных балеринах, с которыми была связана жизнь “Русского балета Дягилева”: ее начало, ее многие годы и ее последние несколько лет. Анна Павлова, Тамара Карсавина, Алисия Маркова. Портрет Анны Павловой Самый знаменитый и самый точный портрет Анны Павловой – афиша Валентина Серова к первому дягилевскому сезону 1909 года. Портрет кажется эскизом,…

Тоска по дерзаниям

Из выступлений Бориса Щукина Театр имени Евг. Вахтангова и издательство “Театралис” готовят двухтомник “Вахтанговцы после Вахтангова”, охватывающий 1920–1930-е годы. В первый том вошли документы из личных архивов вахтанговцев, Музея Театра имени Евг. Вахтангова и РГАЛИ, собранные и прокомментированные Владиславом Ивановым. Книга почетных гостей, Дневник Мамоновской студии с комментариями Евгения Вахтангова, эпистолярии, Парижский дневник Бориса Захавы…

Петр ФОМЕНКО: «Самое интересное и важное – люди»

Публикуемый ниже документ – редкий образец письменного наследия Петра Наумовича Фоменко – автобиография, написанная при поступлении на режиссерский факультет ГИТИСа. В фонде Николая Михайловича Горчакова, первого руководителя его курса, в РГАЛИ (ф. 2959, оп. 1, ед. хр. 505) сохранились и тексты других абитуриентов лета 1956 года – Рамзеса Джабраилова, Феликса Бермана, будущих фоменковских однокурсников. По…

Смерть в Венеции

Окончание текста Вадима Гаевского по мотивам лекции о Сергее Дягилеве, прочитанной им в рамках общедоступного лектория в Театре на Малой Бронной. Начало см. в № 5, 2020. Нижинский Все прошедшие двадцать сезонов были полны неожиданностей и новизны, менялись имена, менялась труппа, менялся репертуар, и лишь два изначальных принципа оставались неизменными. Противостояние большому стилю – во-первых,…

Смерть в Венеции

Продолжаем публикацию текстов Вадима Гаевского по мотивам лекций, прочитанных им в рамках общедоступного лектория в Театре на Малой Бронной. Герой нынешнего материала – Сергей Дягилев. Сергей Павлович Дягилев умер в Венеции 19 августа 1929 года. Венеция – третий великий город в его жизни. Первые два – Петербург и Париж, Петербург – город замыслов, Париж –…

История открытий и запретов

Большой драматический театр имени Г.А.Товстоногова издал книгу Сергея Радлова “БДТ в 1920-е: Игра. Судьба. Контекст”. На примере двадцати спектаклей, поставленных в это десятилетие, автор прослеживает историю художественных идей, тесно сплетенных с судьбами режиссеров, драматургов, художников, судьбами часто трагическими. Написанная так, чтобы быть интересной и профессионалу, и широкому читателю, эта эффектно изданная книга по жанру –…

Кто поставил «Короля Лира» в ГОСЕТе

Окончание. Начало см. – № 1, 2020. III В последней части нашего очерка взглянем на ситуацию михоэлсовского “Короля Лира” несколько шире. Февраль 1935 года – отчасти, конечно, только отчасти, время того, что можно назвать, используя слово Юрия Тынянова, историческим промежутком. Позади, всего лишь несколько месяцев назад, убийство Кирова и сразу же последовавшие ленинградские репрессии. Впереди,…