Антропогенная нагрузка

Прошедший в шестой раз в Ясной Поляне Международный театральный фестиваль под открытым небом “Толстой” был посвящен в этом году теме детства и приурочен к 170-летию публикации одноименной повести Льва Толстого. А по совместительству – к 160-летию венчания Софьи Андреевны и Льва Николаевича, то есть к началу семейной жизни Толстых, давшей начало множеству вариантов детства. Три…

Print Friendly, PDF & Email

Обязанность навидеть

Сцена из спектакля “Детство. Коромысли”. Фото предоставлено пресс-службой фестиваля

Четыре девушки в черных элегантных нарядах сидят на фоне освещенного экрана. Они не актрисы и не певицы, народные песни, причеты, заплачки, голошения и колыбельные в их устах не звучат научной или профессиональной реконструкцией, буквальным воспроизведением этнографического фольклорного материала. “Я не фольклорист”, “Мы не носители традиции”, – заявляется в начале каждой из трех частей аудиального перформанса…

Print Friendly, PDF & Email

Дон Кихот в доме Шостаковича

Сцена из спектакля “Фортепианный концерт”. Фото Д.ДУБИНСКОГО

Самарский театр оперы и балета завершил свой 91-й сезон с новым логотипом – главную страницу сайта теперь украшает рукописная буква Ш, снабженная расшифровкой: Шостакович Опера Балет. Имя великого композитора, присвоенное театру в начале марта, стало основой самоиндентификации. Дмитрий Дмитриевич был эвакуирован в Самару (тогда Куйбышев) в октябре 1941-го и прожил в “запасной столице” до 1943…

Print Friendly, PDF & Email

А если встать на голову…

Валерий Юрлов. “Было – Стало”

На фотографии – пара, сидящая у кромки океана. Волны находят на берег, белый песок. А рядом, на песке – десять коробочек (не поленилась посчитать) с лекарствами, флакон, пластинки с таблетками… На другой фотографии – молодая женщина на кухне, а на кухонном столе аккуратно разложены всевозможные баночки, пузырьки и прочая разнокалиберная тара с настойками, порошками, капсулами……

Print Friendly, PDF & Email

Cantus belli

Сцена из спектакля “Линда ди Шамуни”. Фото П.РЫЧКОВА/Большой театр

Илья Ильич Обломов влюбился в Ольгу Ильинскую, услышав, как она поет выходную арию Нормы. Casta diva, молитва, обращенная к непорочной богине, молитва об усмирении кровожадного стремления к войне, царящего в сердцах галльского племени, вероятно, казалась и Ивану Гончарову, и его читателям, современникам Винченцо Беллини, универсальным гимном любви и безмятежной жизни. Обломов ошибся: любовь к Ольге…

Print Friendly, PDF & Email