Владимир СПЕШКОВ: «Собирание театральных земель»

Сцена из спектакля “Л.Андреев. Дни нашей жизни”. Фото К.ТУРКОВОЙВ этом году количество региональных спектаклей (музыкальных и драматических) в основной и офф-программах “Золотой Маски” поражает воображение. Их больше сорока. Дело не в том, что эксперты на этот раз оказались особенно щедры. В российской провинции происходят явные позитивные перемены. О нынешней театральной ситуации мы беседуем с Владимиром Спешковым, неоднократным членом Экспертного совета и Жюри “Золотой Маски”.

 

– Пять лет назад наша беседа называлась: “Фестиваль как министерство театра”. На протяжении всей своей истории “Золотая Маска” вела системную работу по собиранию театральных земель. Мне кажется закономерным, что нынешний фестиваль открывался не в Москве, а в Перми. “Травиатой” в постановке Роберта Уилсона, за дирижерским пультом – Теодор Курентзис. С новой надеждой теперь уже оперной, а не балетной сцены – Надеждой Павловой в роли Виолетты. И вот уже не провинциалы едут в Москву на нашумевший спектакль, а из Москвы летит целый самолет не только с Жюри, но и с театральными деятелями, и с теми, кого принято называть медийными лицами. Произошел некий переворот (хотя случаи, когда члены Жюри смотрели спектакль на выезде, бывали). Но тут другое дело. Открытие “Маски” в Перми – событие всероссийского масштаба.

– “Травиата” зимой была показана в кинотеатрах Москвы, Питера и других городов. Но, к слову сказать, будущие номинанты в драме – новосибирские “Три сестры” Тимофея Кулябина и воронежский “Дядя Ваня” Михаила Бычкова с успехом гастролировали в Москве.

– Есть смысл подробнее говорить о процессах, идущих в драме. Для меня особенное место – это Красноярский край. Как и Пермский. Причем театральная жизнь там пульсирует не только в Красноярске и Перми, но и в маленьких городах. Лет десять назад, когда критики, потянувшиеся вслед за первооткрывателем театров в Шарыпово или Мотыгино Олегом Лоевским, рассказывали об увиденном, им неизменно задавали вопрос: “А где это?” Я полистал программу нынешней “Золотой Маски” и убедился в том, что театр из Шарыпово попал в конкурсную программу, театр из Лесосибирска – в программу “Маска Плюс”. Процесс двусторонний. Фестиваль дал всерьез понять, что за столом никто у нас не лишний, и Национальная премия стала стимулом для создания спектаклей, которые могли бы поехать в Москву и показать, на что способны региональные коллективы.

– Очень существенной становится сама встреча с новым зрителем. После окончания спектаклей на “Маске Плюс” проходят обсуждения, это необходимая обратная связь, тем более что модерируют разговор профессиональные критики.

– Но как бы хорошо ни встречали артистов в Москве, важно, чтобы театр поддерживали местные власти. Не только материально, но и морально. Мы все знаем о губернаторе Воронежской области Алексее Гордееве, поддерживающем творческие идеи Михаила Бычкова. И в Перми, надо сказать, похожая ситуация, хотя власти меняются (сейчас снова сменился министр культуры). Существует программа грантов на постановки не только в Перми, но и в муниципальных театрах. Формально эти театры не в юрисдикции Минкульта края. Общая сумма на гранты не бог весть какая большая (3 миллиона). И тем не менее. Театр кукол с новым лидером Дмитрием Вихрецким (после ухода Александра Янушкевича коллектив вовсе не захирел) собирается ставить “Превращение” Кафки. Для реализации проекта приглашен Александр Борок, известный режиссер из Челябинска. Поддержан спектакль для самых маленьких зрителей из города Губаха, где существует детская студия и дети участвуют во взрослых спектаклях. Без стимулов даже титанический энтузиазм гаснет.

Кроме театральных краевых оазисов есть два театральных мегаполиса – Екатеринбург и Новоси-бирск, где все время происходит что-то яркое. Это видно в афише “Маски”, в программах “Ново-Сибирского транзита”, также многое делающего для объединения, обмена опытом театров Сибири, Урала и Дальнего Востока.

Если говорить о мегаполисах, я бы сказал несколько слов о Красноярской драме. Театр осуществил очень хорошо продуманный проект “Мы повернули истории бег”, посвященный столетию двух русских революций. Он состоял из нескольких событий. Одно из них – серьезная конференция, где выступали драматурги, театроведы. Была показана “Отравленная туника” Ивана Поповски по пьесе Николая Гумилева. Спектакль впервые выехал на гастроли. Выступала Елена Камбурова с песнями и романсами на тексты поэтов Серебряного века. Олег Рыбкин поставил спектакль “Л.Андреев. Дни нашей жизни”. Название немного обманывает, потому что режиссер ставит сложный коллаж из многих произведений писателя. Он попытался воссоздать мир

Леонида Андреева и мир русской жизни начала ХХ века, когда за расцветом культуры скрывалось явное неблагополучие, приведшее к “невиданным мятежам”.

– Интересно, что в канун юбилея двух революций театры обратились именно к Андрееву. Вспомним о “Губернаторе” Андрея Могучего в БДТ имени Г.А.Товстоногова.

– Да и в конкурсной программе “Маски” фигурирует спектакль “Жили-были” по Андрееву из Шарыпово. В сценический текст “Дней нашей жизни” вошли фрагменты “Екатерины Ивановны”, “Жизни человека”, рассказ “Ангелочек”. Очень интересна сценография – зыбкое пространство Игоря Капитанова (все происходящее на сцене находится внутри часового механизма). Прекрасные костюмы Елены Турчаниновой, дающие представление об эпохе. В Красноярском театре имени А.С.Пушкина – одна из лучших театральных трупп России. Перед актерами поставлены по-настоящему сложные задачи. Из “Екатерины Ивановны” в спектакль включены всего две сцены. Но Екатерина Соколова прекрасно их играет. Артист старшего поколения Алексей Исаченко читает рассказ “Ангелочек” так, что он становится кульминацией постановки “Л.Андреев. Дни нашей жизни”.

В одной из небольших ролей занят молодой актер Станислав Линецкий. В программе “Золотой Маски” “Детский Weekend” он сыграет Чика, подростка в спектакле “Чик. Гудбай, Берлин!” Олега Рыбкина. В Красноярске я смотрел этот спектакль днем, а вечером Линецкий вышел в роли Раскольникова в “Преступлении и наказании” Александра Огарева. В финале нераскаявшийся Раскольников уходит не в смирение, а в безумие. В “Пиковой даме” Сергея Иванникова в Красноярском театре кукол Станислав играет Германна. Мне кажется, у артиста впереди хорошее будущее. И не только у него. Сегодня в Красноярской драме поколение молодых актеров, как и поколение мастеров, работает много и плодотворно.

В городе два берега. На правом – ТЮЗ Романа Феодори, на левом – Драма Олега Рыбкина. Театры ничем не похожи. Но артисты обоих коллективов “дружат домами”, ходят на спектакли друг к другу.

– От мегаполисов перейдем к театрам малых городов.

– Не возражаю. В малых городах нередки интересные инициативы. Я постоянно езжу в город Озерск Челябинской области. Это закрытый город, куда попадают по специальному пропуску. Театр драмы здесь многие годы был замкнутым пространством со своей публикой, привыкшей к развлекательному репертуару. Несколько лет назад туда пришел новый директор Владимир Кулик, человек очень энергичный. Один из проектов озерской драмы – “Ночь в театре”. Все пространство от чердака до подвала становится пространством игры. Всю ночь идут разные спектакли, на одной площадке танцуют, на другой показывают вербатим. Заранее приглашены гости из других городов. На последней “Ночи” было несколько новых театральных коллективов. Например, проект “В центре”. Он возник в прошлом году в Ельцин-центре Екатеринбурга. Театральной программой руководят Наталья Санникова (до этого она работала в Центре современной драматургии и в “Коляда-театре”) и Ярослава Пулинович, известный драматург. В Озерск они привозили “Карусель”, это спектакль по пьесе драматурга Валерия Шергина, поставленный режиссером Александром Кудрявцевым. В основе судьба молодого человека, который проходит через время рубежа 1980–90-х. Это спектакль-бродилка, герои оказываются в Кабинете Ельцина (привезенном из Москвы). Главному герою – его играет Александр Фукалов – снится сон, что он встречается с Ельциным. Понятно, что в Озерск они не привезли реальные вещи из кабинета Бориса Николаевича. За счет видео и, главным образом, благодаря актерской игре, действо резонировало в зрительской аудитории, публика узнавала себя. В программе “Ночи” оказался пермский коллектив “КТО” (кинотеатральное объединение). Его руководитель Рамис Заббаров играл моноспектакль “Черное на белом” Рубена Давида Гонсалеса Гальего, внука испанского коммуниста, чье детство прошло в советских детских домах для инвалидов. Словом, в маленьком, закрытом городе в глубине России возникла творческая энергия, интересная панорама разнообразных театральных поисков.

– Позитивные сдвиги, о которых мы говорили, связаны с тем, что во многие театры пришла молодежь. В первую очередь, молодые режиссеры, прошедшие опыт лабораторий Олега Лоевского. Помню, не так давно в СТД говорили, что некого послать в регионы, прерывается традиция устной критики. Сегодня я вижу молодых критиков, которые с радостью устремляются в самые отдаленные города страны, в Норильск, Нюрбу, Шарыпово. Это радует.

– Вы правы. Андрей Пронин, Вера Сенькина, Анна Банасюкевич и другие беспрерывно ездят. Им интересно. Возникает общее пространство, живая театральная жизнь.

Беседовала Екатерина ДМИТРИЕВСКАЯ

  • Сцена из спектакля “Л.Андреев. Дни нашей жизни”.
  • Фото К.ТУРКОВОЙ
«Экран и сцена»
№ 5 за 2017 год.
Print Friendly, PDF & Email