Вредно для Organisma

• Сцена из спектакля "Красная птица". Фото с сайта театра "Практика"
С одной стороны, спектакль о семи подростках-неудачниках, с другой – о мировоззренческом тупике целого поколения. С одной, о том, как плохо курить «марь-иванну», с другой, о том, что травка – единственный способ получить удовольствие от жизни. «Красная птица» Павла Рассолько в постановке Войтека Урбаньского в театре «Практика» – это возвращение к разговору о болезни, вакцины против которой все еще нет: о деградации молодежи, потере идеалов, отсутствии цели.
«Красную птицу» Рассолько так и хочется сравнить с «Синей птицей» Метерлинка, и не только из-за схожести названий. Оба автора принадлежат к «новой драме», правда, с разницей в один век, оба пишут о детях, герои обеих пьес пытаются стать счастливыми. Только если у Метерлинка получилась интеллектуальная сказка о счастье, то у Рассолько – социальная драма, бесстыдно вылившая на голову зрителей ту грязь, на которую сытое общество предпочитает закрывать глаза. В качестве инструмента для постижения души предметов в руках у героев оказывается не метерлинковская зеленая шапочка с алмазом, а косяк начинающего наркомана.
Павел Рассолько, молодой белорусский драматург, закончил почти автобиографическую «Красную птицу» в 2011 году. Семерым подросткам скучно, они пытаются разнообразить свою жизнь. Способы, как известно, чем запретнее, тем лучше; вот в их арсенале и оказываются мат, секс и травка, а также немного альтернативной модной музыки. Смешной и добрый ботаник Пашка в исполнении Павла Михайлова невольно попадает в это подполье, пробует «марь-иванну», ему становится плохо, он пытается найти темы для разговора с новыми друзьями:
– Я вас уже вижу… Вот железо (щупает турник). Это интересно?
– Я думал, что полдня уже прошло… Мы стоим… подозрительно. Полдня. Это интересно?
– Раков сварили живьем, но я не видел. Это интересно?
Он даже, переборов природную застенчивость, звонит незнакомой Светке и предлагает ей вместе полежать на кровати.
На самом же деле Пашка хороший мальчик. Музыкант-самоучка, увлекается электронной музыкой и попадает на радио. Он выступает под именем Organism (сценический псевдоним самого Рассолько). Единственная его проблема в том, что он – тюфяк: плывет по течению и не пытается выкарабкаться из того болота, куда его засасывает. В этом болоте между тем погибает самый молодой паренек из компании.
Режиссер спектакля Войтек Урбаньски, молодой поляк, вмешивался в текст Рассолько минимально и только помог пьесе грамотно ожить на сцене. Три экрана на заднем плане показывают постановочные съемки Минска – для каждой сцены своя заставка. Два или три актера, в зависимости от эпизода, выходят на сцену, смотрят в зал, проговаривают текст и совершенно не взаимодействуют друг с другом. Так режиссер обозначает свой стиль и в то же время позволяет зрителю абстрагироваться от конкретных актеров и сделать шаг к обобщению проблемы.
«Красная птица» – это первая премьера в театре «Практика» при новом художественном руководителе Иване Вырыпаеве. Набирая в Google имена драматурга и режиссера, видишь ссылки не на Википедию, а на их личные странички ВКонтакте. Это жизнь улицы. Мы проходим мимо нее, делая вид, что она нас не касается. А улица, вышедшая на сцену, говорит: задумайтесь, это про вас и про ваших детей.

Екатерина АНОХИНА
«Экран и сцена» № 23 за 2013 год.
Print Friendly, PDF & Email