От неофитов до классики

Едва приехав на туринский вокзал Porta Nuova и войдя в бесконечный лабиринт галерей, окружающих здешние площади, сразу погружаешься в туманную и мистическую атмосферу города, неоднократно воспетую кинематографистами. Вот “тоталитарные” скульптуры могучего мужика и столь же мощной бабы, памятные по фильмам Дарио Ардженто; вот полицейский участок, откуда бегут любовники из фильма “Рай” Тома Тыквера. А по…

Print Friendly, PDF & Email

1000

Этот номер “Экрана и сцены” вполне обычный. Рецензии, интервью, фестивальные обзоры, очерки, портреты, “рандевушки”, публикации… Вот только порядковый номер у этого номера ну о-о-о-чень круглый. 1000-й. Для тех изданий, что ведут счет на дни, – возможно, не о-го-го. У нас же счет идет на недели. Это наше измерение времени. И наша жизнь. Длиною в двадцать…

Print Friendly, PDF & Email

Дыхание зла

В Киеве сыграли долгожданную премьеру спектакля “Войцек. Карнавал плоти” Незаконченный автором при жизни “Войцек” Георга Бюхнера – пожалуй, одна из самых таинственных пьес мирового репертуара. И при этом, стоит признать, текст, пользующийся незаурядной популярностью у постановщиков. В Украине у бюхнеровской драмы уже есть своя сценическая история. Экспрессионистского “Войцека” собирался ставить революционер отечественного театра Лесь Курбас,…

Print Friendly, PDF & Email

Стоит колоколенка

За атмосферой последних фильмов Алексея Балабанова хотелось следить как за температурой близкого болеющего человека – ну, какая сейчас? Лучше? За жутким в своей безысходности “Грузом 200” последовал “Морфий”, где брезжил просвет, поворот к солнцу, потом был “Кочегар”, где этого просвета не было опять, и вот – “Я тоже хочу”. Не то кризис, не то передышка…

Print Friendly, PDF & Email

Люстра трепещет

Весомую часть полувековой жизни Венедикту Ерофееву, как и Веничке “Москвы-Петушков”, выпало провести не с теми, кого был достоин. Сомнительные застолья и случайные собутыльники заставляли, храня нетрезвую верность себе подлинному, тускнеть и корчиться, страдать и терпеть, подталкивали к финалу, куда он и сам, кажется, подсознательно рвался. Как-то раз Ерофеев, указав на сочиненный Ольгой Седаковой лимерик, стал…

Print Friendly, PDF & Email