Тропинка в зазеркалье

 

 • Сцена из спектакля “Детский альбом”
На Новой сцене Большого театра в начале сентября прошли гастроли Санкт-Петербургского государственного детского музыкального театра “Зазеркалье”. Они были посвящены 25-летию коллектива, отмечавшемуся в прошлом сезоне: театр был создан в 1987 году группой энтузиастов во главе с режиссером Александром Петровым и дирижером Павлом Бубельниковым.
 За 4 дня гости из Петербурга успели показать 6 спектаклей. Последний раз “Зазеркалье” так основательно гостило в столице двадцать лет назад. После этого были неоднократные приезды в рамках фестиваля “Золотая Маска”, зачастую весьма успешные – вспомним забавную “Каштанку”, пронзительную “Богему”, очаровательную “Золушку”. А вот такого, как говорили раньше, “творческого отчета” давно не случалось. Вот почему “Зазеркалье” решило показать в Москве не только премьеры, но и более старые работы, в том числе поставленные в самые первые годы существования театра детские спектакли “Финист ясный сокол” и знаменитый “Детский альбом”.
“Детский альбом”, составленный из музыки П.И.Чайковского и текстов Л.Н.Толстого, Н.Г.Гарина-Михайловского и В.В.Набокова, – один этапных для “Зазеркалья” спектаклей. В его создании приняли участие такие известные мастера, как хореограф Николай Боярчиков, художники Вячеслав Окунев и Ирина Пресс, а оркестровую редакцию фортепианных пьес Чайковского сделал Леонид Десятников. Премьера состоялась в 1989 году, и время создания наложило на спектакль свой отпечаток. Но это не делает “Детский альбом” устаревшим. К предложенной Александром Петровым (который здесь выступает не только режиссером, но и автором литературной композиции) игре в дореволюционное детство добавляется еще одна, не предусмотренная заранее. Ты чувствуешь дистанцию, отделяющую нас не только от дореволюционных лет, но и от не такой уж далекой перестройки. Словно рассматриваешь свои старые фотографии, на мгновение удивляешься огромным клешам, в которых ты, оказывается, ходил когда-то, – и перестаешь обращать на это внимание, заново переживаешь детские впечатления. Сегодня подобный спектакль наверняка выстроился бы совершенно иначе, вероятно, с меньшей сентиментальностью и большей долей иронии. Мы излечились от перестроечного прекраснодушия, но это не значит, что оно было ненастоящим. Вероятно, разных людей “пробивают” разные эпизоды спектакля – в зависимости от того, что срезонирует с личной памятью. Но если вы были ребенком (а ведь были, скорее всего) – этот резонанс почти наверняка случится.
“Детскому альбому”, показанному в последний вечер гастролей, была отведена роль финальной точки. К этому моменту уже было понятно, что “Зазеркалье” нашло в Москве свою аудиторию. Опасение, что пресыщенная культурными событиями столица проигнорирует петербургский десант, оказалось напрасным. Все билеты были проданы заранее, и публика тепло принимала артистов.
Удивляться не приходится: спектакли “Зазеркалья” отличаются какой-то особой домашней атмосферой. Даже берясь за оперную классику, театр сохраняет долю легкомыслия и своеволия. Моцарта, к примеру, в “Зазеркалье” поют по-русски. В эпоху повсеместного стремления к исторической точности это решение выглядит спорным. Но для театра оно органично. Здесь хотят быть понятными и рады не только знатокам, но и неофитам.
Оперы Моцарта “Волшебная флейта” и “Так поступают все женщины” – это уже “Зазеркалье” для взрослых. На афише второго из этих спектаклей даже стоит суровая маркировка 18+. Но это, судя по всему, просто привет суровым петербургским законодателям, прославившимся своими эдиктами на всю Россию. Ничего крамольного в постановке нет. История любовных треволнений двух влюбленных пар, рискнувших затеять испытание верности, рассказана без каких-то нарочитых скабрезностей. Заведомо театральный сюжет помещен в антураж модной европейской лечебницы начала XX века. Атмосфера легковесных курортных романов толкает молодых героев на рискованный эксперимент со своими чувствами. Понять эту историю вполне может и школьник – только лучше, чтобы рядом с ним в этот момент были родители, а не “информированные” сверстники. Если вообразить себе идеальную публику “Зазеркалья”, то это как раз и будут родители с детьми – хоть на “Детском альбоме”, хоть на операх Моцарта.
Спектаклем для всей семьи можно смело назвать и “Золушку” Россини. Наверное, это сегодняшний манифест “Зазеркалья”. Театр вовсе не отказывается от идеалов “Детского альбома”, но растет и развивается. Растет, как положено, играя. Ведь “Золушка” – это и есть азартная игра в театр. Передвижные ширмы с нотами используются как декорации, аванзанавесом служит страница партитуры – вот, по сути дела, и все оформление сцены, предложенное художницей Еленой Орловой. А дальше дело за нашим воображением. Перестановки совершаются на глазах у публики, которая охотно заглядывает в оперное закулисье-зазеркалье. В “Золушке” тоже есть к чему придраться пуристам: к примеру, к сочетанию итальянских арий и русских диалогов, к тому же переведенных весьма вольно. Но очисти спектакль до дистиллированного аутентичного вида, и от его обаяния не останется и следа: потеряется возможность постоянно обыгрывать смыс-ловые нюансы текста и делать неожиданные логические акценты, благо свободная структура россиниевского речитатива это позволяет. А в ариях, и особенно в ансамб-лях, артисты театра демонстрируют свою музыкальную выучку и дисциплину.
Приятно отметить, что практически каждый приезд “Зазеркалья” – это знакомство с молодыми талантами. Кто-то из них со временем уйдет “на повышение”: естественно, небольшой театр не в силах удержать своих самых ярких звезд. Давно покинули “Зазеркалье” и поют в Мариинском театре и на зарубежных сценах Татьяна Сержан и Евгений Акимов, составлявшие некогда пару главных героев в “Богеме”. Второй год работает в Германии Вера Егорова, но она все-таки приехала в Москву и исполнила заглавную партию в “Золушке”. Однако Петров с Бубельниковым умеют открывать новые дарования. Одним из лидеров театра становится тенор Антон Росицкий – еще бы к его бесспорному таланту добавилась вокальная стабильность. К тому же не стоит думать, что из “Зазеркалья” в Мариинку ведет улица с односторонним движением. Снова, как и в 2009 году, когда “Золушка” наделала шуму на “Золотой Маске”, комическую роль Дандини исполнил солист Мариинского театра Владимир Самсонов.
Играть на Новой сцене Большого театра оказалось не только почетной, но и трудной задачей. Знаменитый наклон сценической площадки чуть было не сыграл с “Золушкой” злую шутку: все элементы оформления, перемещавшиеся по сцене на роликах, испытывали заметную тягу к авансцене. Это заставляло артистов и рабочих сцены, занятых в спектакле, прилагать массу дополнительных усилий. Но – все хорошо, что хорошо кончается: “Золушка” была встречена с тем же энтузиазмом, что и в прошлый приезд.

 

Дмитрий АБАУЛИН
«Экран и сцена» № 19 за 2013 год.
Print Friendly, PDF & Email