Шпион, выйди вон

Кадр из фильма "Шпион"“Шпион”. Режиссер Пол Фейг.

Сьюзан Купер (Мелисса Маккарти) – женщина-невидимка. Ей за сорок, она живет одна уже три года, и ей уже начинают советовать завести кошечек, потому что с ними как-никак веселее.

Сьюзан работает в ЦРУ, она куратор блестящего, роскошного шпиона Бредли Файна (Джуд Лоу). Файн стреляет, Файн одной левой укладывает злодеев, Файн летит по волнам на катере, а пирс спустя секунду после его отбытия взрывается, и те злодеи, которым случайно удалось остаться в живых, красиво падают в воду. А Сьюзан смотрит в компьютер и диктует шпиону в наушник, куда именно стрелять, откуда именно выскочат злодеи, где стоит катер – а еще дает другим своим коллегам сигнал, что пирс пора взорвать.

Нехитрая иллюстрация идеи, что за шикарным мужчиной стоит незаметная женщина, которая делает львиную долю работы, а заодно забирает его вещи из химчистки и косит газон перед его домом, потому что не хочет увольнять неуклюжего садовника.

Сьюзан Купер, конечно, такой уж незаметной не назвать, поскольку она дама, во-первых, крупная, а во-вторых, грубовато-остроумная. Но от фразы Дорис Лессинг, английской писательницы и Нобелевского лауреата, никуда не деться: “И вот, нежданно-негаданно, ты становишься женщиной среднего возраста. Ты анонимна. Никто не замечает тебя. Ты обретаешь удивительную свободу – свободу человека-невидимки”.

Режиссер Пол Фейг показывает это напрямую – когда Сьюзан с подругой Нэнси (Миранда Харт), тоже сотрудником ЦРУ, сидят после работы в баре и жалуются на медленное обслуживание, туда заходит красотка-шпионка Карен Уокер (Морена Баккарин), и бармен делает ей коктейль за полминуты. “Мы с Аланом приятели” – снисходительно поясняет шпионка. “Мы с ним тоже приятели! – включаются в соперничество Сьюзан и Нэнси. – “Эй, Алан, привет! Эй, Алан!”

Бармен смотрит куда-то вдаль – он их не замечает. Не видит. Как не особенно-то замечают их и на работе. Пока шпионы ездят на восхитительных машинах и носят роскошную одежду, их кураторы получают маленькую зарплату и проводят часы в тесном офисе, который атакуют мыши: то летучие, то обычные, и из-за них у Сьюзан периодически разыгрывается конъюктивит.

Мелисса Маккарти обычно играет женщин, которых никто уже не замечает, но они разными способами заставляют себя заметить – это и попавшая в черную полосу жизни официантка Тэмми из одноименной комедии, и Меган из “Девичника в Вегасе”, своим отчаянным простодушием затмевающая всех остальных подружек невесты, и детектив Шеннон из фильма “Копы в юбках”, и мошенница Диана из картины “Поймай толстуху, если сможешь”. Героини Маккарти, будь они обычными небогатыми тетками или имей романтическую, как и в случае со “Шпионом”, профессию, мстят окружающему миру за то, что он не хочет их замечать. Мстят успешно, как и сама актриса: она входит в двадцатку самых высокооплачиваемых телеактрис и в сотню самых влиятельных знаменитостей по мнению журнала “Форбс”.

Печальная история дает Сьюзан Купер возможность стать кем-то другим: Файн, случайно застрелив очередного злодея Тихомира Боянова, гибнет от руки его дочери Рейны (Роуз Бирн). Теперь только Рейна знает, где находится ядерная бомба, которую ее отец намеревался продать террористам. Еще Рейна знает в лицо всех ведущих шпионов ЦРУ, поэтому следить за ней и бомбой должен кто-то незаметный. Вызывается Сьюзан.

В процессе подготовки ее продолжают равнять с землей. Если остальные шпионы в качестве легенды получают руководство крупным бизнесом, а в качестве аксессуаров – летающие самокаты, то Сьюзан достаются свисток со спрятанной внутри отравленной иглой и несколько ядов и антидотов, замас-кированных под средство от грибка, пилюли от запора и прокладки от геморроя. А изображать ей приходится разведенную домохозяйку-кошатницу, вице-президента садового товарищества. “Ну хоть бы президентом сделали!” – сокрушается Купер. Удивительная свобода – свобода человека-невидимки.

В первом городе, где придется побывать новоиспеченной шпионке (пунктов назначения будет много), выяснится, что она хорошо владеет рукопашным боем и так же хорошо говорит по-французски. В одной из первых сцен фильма, где Сьюзан с Файном сидели в ресторане и он, изящно грассируя, заказывал вино, и предположить было нельзя, что она хоть в чем-то может быть ему равной. Однако она такой была – просто работа в тандеме означала, что Сьюзан будет только куратором, без вариантов, а первое место должен занять мужчина.

В парижских сценах, где мастерство шпионки только начинает разворачиваться, есть маленький, но значимый для русскоязычного зрителя эпизод: исполняя задание, Сьюзан бежит по площади, где выступает Верка Сердючка (к слову, очаровавшая всю съемочную группу “Шпиона”).

Верка поет в фильме песню, с которой была в 2007 году на “Евровидении”, и выглядит просто смешной теткой, такой же как и Купер. Но для тех, кто минимально знаком с ее творчеством, это будет дополнительной перекличкой и женских судеб: “Никто меня не любит, никто не приласкает, пиду я у садочок, наимся червячкив”, и безудержной веры в лучшее, хоть мама и подарила когда-то Сьюзан кружку с надписью “Мечты доведут до беды”, и общего иронического отношения к неприглядной действительности.

Иронически Сьюзан относится и к своему коллеге, гипермаскулинному персонажу Форду (Джейсон Стетхем), который так обиделся на то, что важное дело поручили бабе, что уволился из ЦРУ и ищет Рейну Боянову и бомбу на общественных началах.

Диалоги Форда и Купер уморительны. “Я сам себя из комы выводил! Я прыгнул с небоскреба, сломал себе обе ноги, а потом выдал это за номер Цирка дю Солей” – “Да, не бережешь ты себя!” – “Я был двойником Обамы и никто не заметил подмены!” – “В гуталине? Нетолерантно!” Но, будучи связанными одной целью, Форд и Сьюзан не мешают, а по мере сил помогают друг другу в охоте за Бояновой.

Сьюзан оказывается круче. Заметив в казино, что Бояновой подсыпали в мартини яд, она обращает на это внимание молодой женщины, и неожиданно для самой себя оказывается ее приятельницей и телохранителем, после чего ее шпионские таланты расцветают окончательно: стрельба, погони на мотоциклах, планы по захвату бомбы…

Куратором Купер становится ее подруга Нэнси, которая потом приезжает ей помогать и тоже попадает в свиту Бояновой. Нетрудно догадаться, почему Нэнси отправили охотиться за бомбой – на нее не обратят внимания, она незаметна.

Как ни странно – а может быть, это как раз и не странно – та часть фильма, где “шпионское” действие развивается особенно активно, куда менее интересна, чем сборы в Париж и взаимоотношения Сьюзан с остальными персонажами. Пол Фейг не концентрируется на экшн-сценах, не делает их красивыми. Второстепенных отрицательных героев убивают, не дав им как следует развернуться, несколько предательств положительных героев тоже не становятся ключевыми моментами фильма, из драк можно отметить только битву на кухонных ножах и сковородках, а красавица Боянова в большинстве эпизодов ведет себя, как вульгарная истеричка.

Что до Сьюзан, то новая работа дает ей возможность если не наладить, то хоть как-то раскрасить свою личную жизнь. К ней активно пристает итальянский коллега Альдо (Питер Серафинович), но шпионка не спешит поддаваться. В процессе добывания и обезвреживания бомбы она прилюдно признается в своей любви к неожиданно ожившему Файну, но, когда тот предлагает ей пойти вдвоем в ресторан, говорит, что больше всего ей хотелось бы устроить девичник.

Почему она не идет в ресторан? Наверное, потому, что знает – ее опять попробуют поставить на второе место, заставят забирать вещи из химчистки и будут ждать, что она обрадуется копеечным и глупым подаркам и притворится, что не знает французского.

И все-таки наутро после девичника Сьюзан поймет, что некоторая доля романтики в этой ночи была и теперь она уже не может говорить: “У меня три года не было мужчины”. Хотя этот мужчина не так уж красив, не особенно умен и вряд ли составит ее счастье. А если бы составил, это было бы неправдой, а “Шпион”, если убрать из него шпионскую линию, очень правдив. И финал его правдив: “Только принца нет, где ж он подевался, я не поняла”.

Жанна СЕРГЕЕВА
«Экран и сцена»
№ 11 за 2015 год.
Print Friendly, PDF & Email