После премьеры

Бесчеловечный лиризм

Империя переживает плохие времена. Бросивший экзистенциальный вызов император превратил ее в унылые задворки: в центре – пародия на триумфальную арку, убогий забор – все из серого шифера, и такая же шиферно-гофрированная обстановка внутреннего двора – непрочные кресла сенаторов, императорский трон, собачья конура, чемодан. Таков Рим эпохи правления Калигулы, увиденный глазами режиссера Эймунтаса Някрошюса и его…

Жизнь и судьба Будденброков

Дебют Миндаугаса Карбаускиса – “Долгий рождественский обед” Торнтона Уайлдера в “Табакерке” и его последняя премьера в РАМТе – “Будденброки” Томаса Манна перекликаются между собой. И в том, и в другом случае речь о гибели рода. Тут можно вспомнить о “Нашем городке” Уайлдера – одном из лучших спектаклей Алексея Бородина, чтобы понять очевидную закономерность появления молодого…

Тщета и ловля ветра

Вместо середины тридцатых годов XIX века, как в романе Томаса Манна, события в спектакле “Будденброки” начинаются спустя десятилетие. Великолепный новый дом давно куплен и обжит, дети-школьники подросли и готовы к вступлению в брак и в фамильное дело, родители занимают твердое положение в обществе, коммерции и политике, а поколение дедов и финал их жизни автором инсценировки…

Печальная феерия

В ту пору, когда театр “Et Cetera” только зарождался, Александр Калягин сыграл на Новом Арбате своего Шекспира в “Смуглой леди сонетов” Бернарда Шоу. По спектаклю, поставленному Романом Козаком, было трудно понять, куда станет двигаться и как развиваться новое дело, затеянное любимым артистом. Но в роли великого Барда возникали моменты, когда Калягин словно примерял на себя…

Жертва гламура

На сцене представлена желтая внутренность желтого дома: неглубокая, но изрядной высоты коробка, освещаемая голой лампочкой, с множеством ниш и шкафчиков. Заперта на большой амбарный замок изнутри. От нормальной жизни тут – стул, конторка, кушетка, театральный бинокль да кепка. А вот суетливый человек в исподнем, страстно дирижирующий какой-то внутренней музыкой, похоже, от нормы далек и здесь…

Один на один со зрителем

Спустя две недели после премьеры в “Сатириконе” по каналу “Культура” показали пятисерийный фильм Сергея Урсуляка “Константин Райкин. Один на один со зрителем”. Честно говоря, закрадывалось сомнение: не слишком ли много использует телевидение рассказы артиста о самом себе. Ведь не так давно, к юбилею Константина Аркадьевича, повторяли (по той же “Культуре”) программу “Линия жизни”, показывали новую…

Вызов тонет в аплодисментах

Этот театральный вечер вы проводите один на один с Константином Райкиным. А он – лицом к лицу с Федором Михайловичем Достоевским. Предъюбилейная идея актера, поддержанная режиссером Валерием Фокиным, – вновь обратиться к повести “Записки из подполья” спустя почти 35 лет – не стала попыткой дважды вступить в одну и ту же реку. Это вглядывание в…

Перепалки влюбленных

Появление в Малом театре режиссера-иностранца удивит лишь того, кто не знает предыстории. Стефано де Лука, актер и режиссер знаменитого Пикколо ди Милано, вместе с Феруччо Солери восстановил и сохранил “Арлекина, слугу двух господ” великого Джорджо Стрелера. Этот неувядающий шедевр не раз играли на сцене Малого. Как и Солери, Стефано де Лука пропагандирует во всем мире…

Дайджест с моралью

Всегда интригует повод, заставляющий режиссера браться за классическую историю. Тем более, такого известного режиссера, как Жоэль Помра, начинающего вторжение в сказку с работы над текстом. “Я изменил оригинальный текст Карло Коллоди. Это моя писательская версия”, – говорит он. “Пиноккио” – вторая работа Помра в театре “Практика” (копродукция с “Компани Бруйяр”, Французским культурным центром в Москве,…

Table-Talk

Так озаглавил Пушкин свои “записные книжки”, представлявшие собой собрание исторических анекдотов. “Table-Talk” в переводе с английского – “застольные разговоры”. Сергей Женовач, задумавший впервые поставить на русской сцене “Записные книжки” Чехова, решил, что лучшей формой для них станет традиционное застолье. Вместе с художником Александром Боровским он ограничивает пространство сцены верандой, где за длинным столом расположились персонажи.…