Частные хроники

Мемуарески

Игорь Мельчук

Продолжаем публикацию фрагментов воспоминаний известного переводчика Эллы Владимировны Венгеровой. Начало см. в №№ 20 и 24, 2014. Как я поступила на филфак По блату конечно. Медаль у меня была всего лишь серебряная, а там и с золотыми-то не брали, хотя и были обязаны брать. По закону. Меня зачислили, а Алик Карельский – сын сельского учителя…

Мемуарески

А.Г.Венгеров

Продолжаем публикацию фрагментов воспоминаний известного переводчика Эллы Владимировны Венгеровой. Начало см. в № 20, 2014.   Генеалогическое древо Года два назад позвонила мне незнакомая дама из Торонто. То есть она живет в Торонто, а звонила из Москвы. Сказала, что приходится мне родственницей. Степень родства не указала, потому что не знает. Но интересуется. Не столько степенью…

История нашей дачи

Дом в деревне Черноручье. 30-е годы

Если представить себе счастье, самое полное и самое безусловное, то я вижу себя ребенком на даче. Летний день, или скорее ранний вечер, когда жара спадает, длинные тени, где-то вдалеке играют в волейбол, и слышно, как мяч гулко хлопает о ладони, с реки доносятся крики детей, сильно пахнут флоксы… Выходной, вся семья в сборе, родственники с…

Мемуарески

Элла ВЕНГЕРОВА

Блестящий переводчик Элла Владимировна Венгерова (широкому читателю известен ее перевод “Парфюмера” Патрика Зюскинда) сотрудничает с “ЭС” почти с момента ее основания. Она – наш любимый колумнист: ее колонка называлась “Пятое измерение” и писалась то в прозе, то в стихах. В разные годы “ЭС” публиковала пьесы Хайнера Мюллера, Петера Хакса, Ежи Лукаша в переводе Э.В.Венгеровой. В…

Наша счастливая треклятая жизнь

“ЭС” продолжает публиковать отрывки из книги воспоминаний актрисы Александры Коротаевой. Апельсин Когда замерзает лужа – это счастье! Можно стучать по ней каблуком и откалывать кусочки льда, можно скользить по ней, можно ходить там, где лед совсем тонкий, и с хрустом проваливаться в пустые домики. Можно найти прозрачные места и любоваться тем, что спрятано подо льдом,…

Наша счастливая треклятая жизнь

Интерес к документальному кино, театру, использующему подлинные исповеди в жанре verbatim, – очевиден. Этот интерес трудно назвать модой. Неслучаен и растущий спрос на мемуары, дневники, совсем не обязательно знаменитых, “замечательных” людей. В Москве открываются новые “блошиные рынки”, по-старому – барахолки, туда устремляется народ за исчезающей, уходящей предметной натурой: старой посудой, игрушками из собственного детства. Быть…