Ложа прессы

Кадр из фильма “Усекновение”
Кадр из фильма “Усекновение”

Еще о нескольких любопытных фильмах из фестивальной программы.

Основной конкурс. “УСЕКНОВЕНИЕ”. Режиссер Синиша Цветич. Сербия.

А началось все с того, что пропал стол. Большой обеденный стол, за которым в праздники рассаживалась вся семья. В тот день тоже ожидалось много гостей. День особенный – праздник Крестная Слава, день Усекновения главы Иоанна Предтечи. Повод собраться вместе, съесть ложечку кутьи, выпить вина, отведать праздничный обед.

Пришли близкие, дорогие друг другу люди, и неожиданно обнаружилось множество скелетов в семейном шкафу. Подросток Йован (в этот день еще и его именины) не может слезть с наркотиков, страдает бессонницей, по ночам мучается кошмарами и записывает свои бредовые мысли на веб-камеру. Что-то вроде: “Наркотики изобрели во имя спасения…”, а еще про инопланетян, которые прилетят и заберут людей с Земли.

Мать с отцом скрывают, что разводятся. Старший сын скрывает, что его невеста беременна и не хочет оставлять ребенка. Мать скрывает, что сделала операцию на груди. Бабушка тайком дает Йовану деньги, которые он тратит известно на что. Двоюродная сестра тоже давно покуривает, с головой у нее тоже не все в порядке, и вместе с Йованом под кайфом они придумывают план ограбления банка.

А в городе тем временем обнаружен новый штамм ковида. Приходит сообщение, что умер близкий человек.

Есть еще дедушка – похоже, выживший из ума. Его прячут от гостей, чтобы не испортил праздник. У дедушки бурное прошлое – служил в органах госбезопасности. Начинал при Тито, процветал при Милошевиче, заболел, ушел в отставку.

– Мы как чужие, ничего не знаем друг о друге, – скажет один из родственников.

Семейный обед превратится в исповедальный. Фильм камерный – действие происходит в небольшой квартире, но камерность, пожалуй, условная – ведь многое из того, что происходит в этих стенах, может происходить и за этими стенами. В других семьях, с другими подростками, другими людьми, страдающими, которые не могут найти себя.

А, может, и впрямь, за нами наблюдают инопланетяне, и когда станет совсем невмоготу, заберут нас…

На фестивальной пресс-конференции режиссер Синиша ЦВЕТИЧ (“Усекновение” его вторая полнометражная работа) рассказал:

– В 21 веке, наверное, сложно говорить о силе веры – скорее всего, она стала слабее. В фильме мне хотелось сделать акцент на отношениях между людьми, рассказать, что мы можем верить друг в друга, а не только во внешние силы.

Кроме того, фильм о том, как можно преодолеть чувство безнадежности и как наш сербский народ продолжает искать свою идентичность в мире, где такие поиски затруднены и в географическом, и в моральном плане.

Главные роли в картине исполнили в основном театральные актеры, не очень известные кинозрителям, что помогло создать реалистичную семью – так, чтобы возникло ощущение, будто на экране обычные люди, а не актеры.

Основной конкурс. “ПЛОТНИКИ ВАВИЛОНСКИЕ”. Режиссер Поль-Антони Миль. Франция.

Сначала слово режиссеру:

– Хоть я и не священник, но это довольно личная история о человеке, который не находит места в поезде под названием “жизнь”.

Не буду скрывать – на нас оказывалось некое давление, чтобы мы не приезжали сейчас в Россию. Но то, что мы здесь, показывает связь между Францией и Россией, что для меня очень важно. На мое творчество оказал влияние не только Андрей Тарковский, но и русский кинематограф прошлого века. Тарковскому важна духовность; пожалуй, именно он открыл ее на экране. И нам важно продолжать говорить о духовности. Думаю, ему было немного грустно и меланхолично видеть мир бездуховным, каким он сейчас является…

Герой “Плотников вавилонских”, Гастон Фруассар, – молодой священник. И фильм – об испытании веры. На каждом шагу, в любой ситуации, среди людей, в одиночестве.

Фруассару нелегко освоиться в Париже, куда его по решению церковного руководства направили на службу из монастыря, где он провел несколько лет. Монастырская жизнь не такая как жизнь при столичной епархии. Монастырская жизнь – аскеза, тишина, литургия, братство. А в Париже постоянные искушения. К тому же окна комнаты Гастона выходят на оживленный бульвар, и ему все время приходится бороться с шумом.

А еще откуда-то сверху падают и падают белые крысы. Служитель храма ходит с ведерком и щеткой и подбирает их. А они продолжают падать. Скорее всего, под церковным куполом прогнили стропила…

Гастон с трудом привыкает к приходской службе. Ему нужно одиночество и возможность предаваться молитвам. Здесь же не уединишься, не останешься наедине с собой, с богом. Клубок страстей человеческих опутывает, не дает глубоко и свободно дышать. Общение со строптивой сестрой, ее немолодым возлюбленным, их странноватыми друзьями, общение со священнослужителями.

В связи с фильмом можно размышлять о кризисе веры, об утраченном прошлом. Но Гастон выбирает свой путь – он уходит по дороге, ведущей к дому, где живет его больная мать, которую он давно не видел…

В “ложе прессы” дежурила Елена УВАРОВА

«Экран и сцена»
№ 18 за 2022 год.

Print Friendly, PDF & Email