Злая боль

Фото А.ИВАНИШИНА
Фото А.ИВАНИШИНА

Этот спектакль нужно смотреть не один раз: такая молодая ярость в него заложена, такая обжигающая свобода. Как взрывная волна обрушиваются они на зал, сметая равнодушие и скепсис. А из режиссерских фантазий отчетливо проступает трагический лик большого художника – Даниила Хармса – в людоедской стране.

Гоша Мнацаканов – выпускник Мастерской Сергея Женовача в ГИТИСе, “Елизавета Бам” – его второй “взрослый” спектакль, первым была “Собака с дамочкой” в театре “Школа драматического искусства”. Бунтарский талант и неуемный креатив молодого режиссера отметил Константин Райкин, пригласив его поучаствовать в лаборатории “Дебюты”. Увидев эскиз по Хармсу, худрук театра “Сатирикон” взял “Елизавету Бам” в репертуар.

Четырехчасовой опус по Хармсу – не идеальное театральное произведение, но – что куда важнее – яркое, убедительное и смелое. После “Р” Юрия Бутусова в том же “Сатириконе”, возможно, самый смелый спектакль в этом сезоне. Он про свободу внутри и снаружи и про вывихнутую реальность. История псевдоубийства здесь только повод для режиссерских и актерских (это важно!) поисков. Однако

хармсовское мирочувствование никуда не исчезает. Напротив, становится объемнее и в какие-то моменты даже понятнее. Добавьте к этому остроумную “отсебятину”, неприкрытые намеки на абсурд сегодняшней новостной повестки, алогичные, но бьющие под дых сценические метафоры и феерическую сценографию (ее автор – сам Мнацаканов).

На сцене Центра имени Вс. Мейерхольда возникает питерский двор, с тяжелой белой скамейкой, исписанными стенами в подтеках краски и дождя, с грязными помойками, тусклыми фонарями… Где, как не здесь, русскому интеллигенту видеть свои добрые сны и страшные кошмары. Про милиционеров, забирающих в тюрьму за просто так. Или про хромую балерину Любовь Марковну с пуантами на шее вместо боа и медалями на пиджаке.

Гоша Мнацаканов сам родился в Петербурге. И эта неуловимая и прекрасная “петербургскость” идет его спектаклю. Какие чумовые образы возникают на сцене – дурные менты с ангельскими крыльями, вернувшийся откуда-то папа Елизаветы в кинообразе Никиты Михалкова из “Бесприданницы”, Маленький принц, копошащийся в помойке, Данила Багров, многолапое насекомое, сама Елизавета Бам в ярко-розовом парике и детских фенечках на мужской шее (невероятный Антон Кузнецов). Таинственный, необъяснимый, манящий и смертельно любимый город, вся страна так точно придуманы, сделаны, сыграны, что не узнать свой народ в этих уродцах невозможно.

В спектакле очень много смешного – пародии явно любимый прием режиссера, а уж в исполнении сатириконовских лицедеев они оттеняются особыми красками. Актерский драйв штука заразительная – зал, сначала плохо понимающий, что вообще происходит, довольно быстро начинает вовлекаться в происходящее на сцене. Смеяться странным анекдотам трогательного Ивана Ивановича (блистательная работа Софьи Щербаковой), угадывать значение выражения лица Петра Николаевича (замечательная Ася Войтич), ахать по поводу падающих с колосников мертвых старух в пуховых платках, поддакивать в антракте некоему режиссеру в вытянутой кофте, который, стоя на табуреточке в фойе, “громит” спектакль Мнацаканова почем зря.

Заигрывание с публикой, скажете вы? Возможно, но в данном случае –  по-хорошему ироничное и неглупое. Все четыре часа режиссер и актеры ходят по тонкой грани между “гениально” и “перебор”, и все-таки эту грань не переступают.

Во втором действии главным действующим лицом становится сам Хармс (и снова это Антон Кузнецов). Оглушительный микс из самых разных его текстов, зубодробительные эстрадные номера и, наконец, трагический финал. Со звездным небом, оглушительной тишиной и злой болью от того, что здесь, у нас с вами, в этой стране – только вот так. Талантливое и прекрасное – утащат, задушат, растопчут. Хочется все-таки верить, что не всё и не навсегда.

Наталья ВИТВИЦКАЯ

«Экран и сцена»
№ 12 за 2022 год.

Print Friendly, PDF & Email