Молодость знает, старость может

“Мамма миа-2”. Режиссер Ол Паркер.

Перед авторами второй части фильма “Мамма миа” стояла сложная задача – почти все популярные песни группы “АВВА” использовала в первом фильме режиссер Филлида Ллойд. Несколько осталось и на долю нового режиссера, Ола Паркера (например, “Andante” и “Waterloo”), но этого было все же недостаточно, чтобы расслабиться.

Филлида Ллойд, ставшая, кстати, одним из продюсеров второй картины – известный оперный режиссер, стало быть, умеет красиво показывать, как люди поют. Первая картина это доказала большими сборами, после чего ее назвали самым кассовым фильмом-мюзиклом в истории мирового кинопроката.

Она и была в первую очередь мюзиклом. История Софи (Аманда Сейфрид), которая собралась замуж, тосковала о том, что ее некому повести к алтарю, а потом из дневника мамы Донны (Мерил Стрип) узнала, что на роль ее отца претендуют сразу трое мужчин (Пирс Броснан, Стеллан Скарсгард, Колин Ферт), могла умилить и заинтересовать. Но главным блюдом все равно оставались песни. Актеры исполняли их сами. Трогательнее всего это выходило у Колина Ферта, веселее всего – у Джулии Уолтерс и Кристин Барански, сыгравших подруг Донны. Одна висела на двери, а вторая все время падала.

Для второй истории нужно было что-то новенькое, однако должны были быть сохранены нежное веселье, трогательность и атмосфера праздника, и, конечно, все просто обязано было закончиться хорошо. И мало кто решает подобные задачи так блестяще, как Ричард Кертис, возглавивший команду сценаристов “Маммы мии-2”. Он сразу ошарашил заранее расслабившихся зрителей сообщением о том, что Донна умерла, а уже потом начал постепенно рассказывать, как так получилось, что она не могла понять, кто же отец ее любимой дочери.

Начинается фильм с того, что Софи готовит праздник по случаю открытия гостиницы “Белла Донна”: ее мама всегда хотела открыть отель на любимом греческом острове Калокаири, а дочь после ее смерти воплотила мамину мечту. Приглашены материнские подруги, приглашены отцы, параллельно случаются проблемы разного размера. Шторм ставит под вопрос прибытие гостей, а муж Скай (Доминик Купер) хочет сбежать с острова в большой город, где ему предложили хорошую работу, а в любви к жене он уже не так уверен.

Пожалуй, стоит заранее сказать о том, что Скай никуда не уедет, потому что их отношения с Софи совсем не то, что интересует авторов. Самой главной была и остается Донна. О ней говорят, ее вспоминают и ее подруги, и ее любовники, и ее тихая слабая дочь, которую сделать главной героиней никто не решился.

Поэтому Донна продолжает царить в фильме, где большую часть занимает рассказ о ее бурной молодости. На выпускном она (Донну в молодости играет Лили Джеймс) исполняет хит When I kissed the teacher, а потом, сбежав от холодной и жесткой матери, отправляется исследовать мир, причем в одиночестве – подружки Таня и Рози (их в молодости играют Алекса Дэйвис и Джессика Кинен Винн) остаются дома.

Донна – боевая и задорная, жизнелюбие и уверенность в себе просто хлещут через край, она не стесняется своих желаний и осуществляет их легко и свободно. По пути ей, само собой, встречаются мальчики, и так получается, что с каждым из них она проводит ночь. Один сказал, что девственник, и нельзя же было не ввести его в волшебный мир секса, второй просто оказался очень красивым, и у него была своя яхта, а третьего она, кажется, даже полюбила. И мечтала навсегда остаться с ним на волшебном острове Калокаири, но обнаружила, что он хранит фото с рыжей кудрявой девушкой – как выяснилось, невестой.

Своему избраннику Донна жизнелюбия не прощает, и ребенка, о котором узнает уже после расставания, будет воспитывать одна.

Не совсем одна – Донну уже узнали и полюбили соседи-греки, она выступала с песнями в местном кафе, и ею восхищались все, кто в него заходил, а также подружки, приехавшие ее навестить. Подружкам тоже нравились молодые люди, увивавшиеся вокруг Донны, но девушкам пришлось утешаться жирным тортом, потому что на них никто внимания не обращал – всюду была Донна, сплошная Донна.

Конечно, Лили Джеймс, как и Мерил Стрип, придала своей героине бездну обаяния, но в какой-то момент становится слегка обидно за остальных: как в рассказе о бурной молодости, так и в то время, когда происходит остальное действие фильма. Таня и Рози с печальной иронией говорят друг другу: “Похоже, моя вторая половинка – это углеводы”. – “А моя тогда – вино”. Конечно же, в последних кадрах им достанется по кавалеру: Тане – знойный латинос, Рози – швед Билл, герой Стеллана Скарсгарда, по которому она сохла с юности.

С Биллом связана смешная шутка фильма. По сюжету он не может прибыть на открытие отеля, потому что в этот день получает премию за свою книгу. И вот в кадре появляется стоящий на сцене крупный, толстощекий человек. Пару минут, пока он произносит благодарственную речь, вспоминаешь, где последний раз видел Скарсгарда, действительно ли он так изменился или это грим. Потом выясняется, что Билл на торжественную премиальную церемонию отправил своего брата, а сам решил все-таки поехать к дочери. И правильно сделал – обрел любовь.

Вторая смешная шутка связана с Гарри, героем Колина Ферта. Он хороший бизнесмен и делится лайфхаком: “Если надо решить какую-то важную проблему, то надо попросить кого-нибудь привязать тебя к стулу. Пока не найдешь выход – со стула не встанешь”. Из-за этого Гарри едва не тонет, однако совет неплохой, и им можно пользоваться после просмотра.

Главные эмоции в фильме переживают возрастные герои. Уже было сказано, что разлад и последующее примирение Аманды и Ская авторов не волнуют, Аманда служит лишь поводом для того, чтобы лишний раз поговорить о Донне. Даже ее беременность и роды нужны для того, чтобы Донна-призрак (Мерил Стрип) появилась в церкви и исполнила свою песню. И чтобы три деда спорили о том, на кого из них больше похож внук, продолжая свое давнее соперничество и выясняя, от кого все-таки забеременела Донна.

Но самый интересный эпизод в фильме – явление той самой холодной матери, от которой убежала жизнелюбивая девушка и которая не приняла свою беременную дочь. Аманда не приглашает бабушку на праздник, но блестящая красавица Руби (Шер) является туда сама во всем своем великолепии. Она моментально привлекает всеобщее внимание, тут же встречает главного знойного латиноса, управляющего гостиницей (Энди Гарсиа), который немедленно бросается с ней танцевать, и, в общем-то, становится понятно, в кого пошла Донна и в кого не пошла Аманда.

В результате вырисовывается интересный вывод – у эгоистичной Руби выросла крепкая, живая, свободная Донна, а у любящей Донны – трепетная Аманда, которой даже нечего сказать мужу, когда тот заявляет о расставании; ее мама и бабушка уж точно бы не промолчали. Трудности закаляют, а у мальчика, появившегося у Аманды и окруженного огромным количеством готовых ради него на все людей, есть большие перспективы стать похожим на руководителя ансамбля, с которым Донна пела в кафе – веселым и ленивым.

Впрочем, греческие острова вообще располагают к такому поведению, а еще к песням и танцам. Ими и завершается фильм. А как ему еще завершаться, когда на улице праздник, и когда почти все немолодые достойные люди получили то, чего им так не хватало.

Жанна СЕРГЕЕВА

«Экран и сцена»
№ 18 за 2018 год.
Print Friendly, PDF & Email