Благодарность Годзилле

Жанна Исабаева, Лаура Королева, Роман Лысцов на премьере фильма “Света” в Токио. Фото С.ХОХРЯКОВОЙГран-при 30-го Токийского международного кинофестиваля получил турецкий кинорежиссер Семих Капланоглу за фильм “Зерно”, созданный в копродукции Турции, Германии, Франции, Швеции и Катара и рассказывающий о будущем. Одну из ролей сыграл российский актер Григорий Добрыгин, и это уникальный случай нашего присутствия в турецком кино. Хотя “Зерно”, конечно же, в большей степени европейский проект, и снят фильм на английском языке.

Семих Капланоглу, словно бы освободился от бремени своей грандиозной трилогии “Яйцо” – “Молоко” – “Мед”, сделавшей его одним из самых заметных кинематографистов мира. Теперь он погрузился в еще только предстоящие человечеству времена, вдохновившись фильмом “Солярис” Андрея Тарковского. И это не единственное мощное влияние, определившее новый этап его творческих исканий. Семих Капланоглу говорил в Токио о тревожных событиях нынешней жизни, засилье сирийских беженцев в турецкой Анатолии, миграции, как таковой, которая способна кардинально изменить мир, о глобализации в облике Детройта, нищих на улицах европейских городов. При этом он снял потрясающей красоты картину.

“Зерно” – черно-белый, графичный фильм с неким переизбытком визуального великолепия, которое уже не идет на пользу. Главную роль сыграл французский актер и режиссер Жан-Марк Барр, известный своими работами в авторском европейском кино, участием во всех главных картинах Ларса фон Триера. У Капланоглу его герой пытается спасти безумный мир от нищеты буквальной и той, что поселилась в головах людей.

Жюри юбилейного кинофестиваля возглавил голливудский актер Томми Ли Джонс. На протяжении своего пребывания в Токио он не раз растачал слова восхищения Японией, где помимо прочего, снимался в рекламе. Жюри, трудившееся под его началом, говорило на пяти языках – от фарси до японского, что давало его президенту повод для шуток. Томми Ли Джонс сравнил свою команду с Организацией Объединенных Наций, но только с ярко выраженным чувством юмора, в отличие от ООН.

В главный конкурс вошло 15 картин. Российских фильмов среди них не было. Их не было вообще ни в одной программе. Разве что казахстанская “Света” Жанны Исабаевой, снятая частично на русском языке, напоминала о том, что мы еще существуем на карте мира. В главных ролях снялись непрофессиональные слабослышащие актеры Лаура Королева и Роман Лысцов. Живут они в Алматы, но русские люди. Основной язык “Светы” – язык жестов. Снимал картину российский оператор и выпускник ВГИКа Михаил Блинцов. И это не первый, и не последний его казахстанский проект. С Жанной Исабаевой они уже работают над новой картиной.

“Света” – жесткое кино. Кажется, что его героиня не любит никого, но при этом зрителей ближе к финалу переполняет сочувствие к ней. Свете грозит увольнение из швейной мастерской, хотя она там бригадир и на хорошем счету. Просто наступили трудные времена, и надо кого-то уволить. Не мать же одиночку? У Светы хотя бы муж есть, глухонемой, как и она. Растут двое детей, а надо еще выплачивать взнос за квартиру, чтобы не оказаться на улице. Вполне российские реалии. Чтобы не пропасть в этом мире, супружеская пара совершает самые страшные поступки, на какие только способен человек. Бюджет картины составил 17 тысяч долларов. Трудно даже представить, что на такие средства можно сделать кино да еще достойное. Но Жанна Исабаева в Казахстане – едва ли не единственная женщина-режиссер, работающая в независимом авторском кино.

Роман Лысцов, сыгравший роль мужа Светы, в котором еще теплятся представления о том, что есть черта, которую преступить нельзя, рассказал в Токио при помощи рук о том, как трудно ему давался этот фильм. Он даже готов был отказаться от работы – ничего не получалось. “Жанне все было не так. Хотелось ей сказать, что я не смогу. Но сделал все, что мог. И вот результат – наш фильм”, – говорит Роман.

Жанне приходилось показывать каждое движение, каждую сцену, фактически проигрывать их самой. Она писала своим актерам на бумаге какие-то замечания и на обсуждении фильма в Токио именно так и поступала. Лаура ей помогала, на языке жестов переводила Роману, который не говорит и не слышит. После показа выстроилась огромная очередь за автографами. Познакомиться с казахстанскими актерами пришли слабослышащие зрители – ничего подобного они в своей жизни не видели. Даже в такой технологичной стране, как Япония, это еще неосвоенная территория, и у глухонемых людей очень мало возможностей приобщиться к искусству.

Награду за лучшую женскую роль присудили французской актрисе Аделин Д`Эрми, сыгравшей очередную вариацию на тему Амели во вполне заурядном фильме “Мэрилин” Гийома Гальенна – актера, сценариста, режиссера, участвовавшего в таких громких кинопроектах, как “Мария Антуанетта” и “Ив Сен Лоран”. Провинциальная девушка отправляется покорять Париж и столичные подмостки. Ей везет. И в кино ее пригласят, хотя ничего она не умеет, и роль в театре дадут, благодаря протекции известного драматурга, с которым ее сведет судьба. Так и живет это юное существо, способное постоять за себя. Не побоится дать отпор излишне темпераментному кинорежиссеру в исполнении немецкого актера Ларса Айдингера, из-за которого у нас такой сыр-бор, связанный с фильмом “Матильда”, где он сыграл будущего императора. Так вот Мэрилин влепит своему первому режиссеру пощечину, чтобы впредь никого не унижал. И потеряет все. Но мир велик, и для нее вновь найдется место под солнцем.

За лучшую мужскую роль жюри отметило китайского актера Duan Yihong, хорошо известного у себя на родине по телевизионным работам. Он сыграл серьезную драматическую роль в дебютной картине “Грядущий шторм”, рассказывающей об индустриальном городе 90-х годов прошлого столетия. Китайским кинематографистам удается каким-то образом поэтизировать самые унылые промышленные пейзажи, предназначенные, кажется, только для уничтожения людей. “Грядущий шторм” награжден и за артистические достижения, что предполагает высокую оценку, прежде всего, операторского мастерства.

В тот день, когда показали этот фильм, в Токио не прекращался дождь. Он шел стеной, так что не было возможности остаться сухим. Никакие зонты и резиновая обувь не спасали. Казалось, что надвигается тайфун. По стечению обстоятельств, примерно то же самое происходило и на экране. Так что природа прибавила острых ощущений, обострив восприятие китайского фильма.

За “Лучшую режиссуру” отмечен уроженец Сингапура Эдмунд Ио, представивший в Токио свой второй фильм “Мы умерли” на актуальную тему миграции, которая кардинально меняет карту мира, размывает и уничтожает традиции, а часто и человеческую жизнь. Ни один серьезный фестиваль теперь не обходится без этой проблемы, оказавшейся благотворной для мирового кино.

Лихой “черный фильм” “Эвтанайзер” снял молодой режиссер из Финляндии Теэмми Никки. Он же автор сценария, отмеченного жюри. Будущий режиссер рос и воспитывался на ферме своего отца, где занимаются разведением свиней. Видимо, этот факт кажется ему примечательным, поскольку Никки непременно подчеркивает свое происхождение и сообщает о нем в фестивальных каталогах. 50-летний механик из богом забытого городка становится главным героем этого сумасшедшего фильма. Его виртуозно сыграл финский актер Матти Оннисмаа, хорошо знакомый по фильмам Аки Каурисмяки. На сей раз он сыграл едва ли не единственную в своей богатой фильмографии заглавную роль. Механик трудится на двух работах. Из мастерской отправляется в лес, чтобы убивать собак, а потом предать земле. Рядом с ним – его любовница и любительница острых ощущений из местной больницы. Только с безупречным черным юмором и можно наблюдать за леденящими душу нравами задрипанного городка, население которого либо спит на ходу, либо не знает, куда выплеснуть агрессию.

Приз зрительских симпатий достался молодежной комедии “Все, что вы хотите” Акико Ооку. Героиня живет в большом городе, встречается с друзьями и находит в офисе своего “принца” – совсем не того, о ком мечтала. Где же взять настоящего? Но это будет единственно верный выбор. Молодые японские актеры играют настолько утрированно, что надо еще привыкнуть к их манере. Пластика и жесты японцев отличаются от привычной европейской традиции, что и создает “трудности перевода”. То, что поначалу кажется таким нелепым, постепенно дает неожиданный эффект, и наблюдать за происходящим становится весело и забавно.

Самый маститым режиссером основного конкурса стала легендарная Маргарета фон Тротта. В Токио она не приехала, ограничилась видеообращением, которое показали перед ее фильмом “Забудь о Нике”. Две героини – успешный дизайнер, купающаяся в гламуре, и ее антипод, хотя и красавица, помогает ей вести хозяйство – ведут нескончаемый баттл. Обе – бывшие жены одного мужчины, того самого Ника, имя которого вынесено в название, – правда, появляется он на экране пару раз на считанные минуты. Казалось бы, ничем не примечательный и даже неказистый мужчина, а дамы его боготворят, продолжают любить, хотя одна развелась с ним десять лет назад, а другая совсем недавно. Женский дуэт разыграли норвежская актриса Ингрид Больсё Бердал, работающая в Голливуде, и Катя Риман, снимавшаяся у фон Тротты в фильмах “Я – другая женщина” и “Розенштрассе”. К удачам этот опус не отнесешь. Скрашивает его лишь присутствие искренней и живой актрисы Кати Риман, вносящей в бездушное пространство теплоту.

Почему-то на фоне этой картины вспоминается кино совсем из другой оперы – снятое молодыми режиссерами из Камбоджи. Они запечатлели повседневную жизнь своей страны – нищую и убогую, но такую темпераментную и бездонную. Четыре короткометражки составили фестивальный альманах. Усталое европейское кино, утратившее тонус, на таком фоне смотрится совсем уж мертвым грузом.

Иран представил свой фирменный продукт “Дом” (привычный набор, составивший когда-то славу иранскому кино) о буднях многочисленной семьи, где прощаются с умершим отцом. Начинаются бесконечные выяснения отношений в режиме реального времени, разговоры о теле и душе – как похоронить, как распорядится имуществом, ложные слезы и настоящая боль от потери близкого человека.

Минималистская болгарская картина “Корабль в комнате” Любомира Младенова также осталась без внимания жюри. Она очень эффектно и лаконично снята фактически в пределах одного заброшенного дома. Но обшарпанная комната и грязные лужи с голубями выглядят очень выразительно. Еще одна эффектная картина – “Наме” грузинского режиссера Зазы Халваши. Ради одной изумительной красоты сцены – хождения молодой девушки по воде – уже стоит посмотреть фильм, действие которого происходит в высокогорной деревне, где жизнь, словно бы остановилась на столетие.

В этом году фестиваль возглавил продюсер Такео Хисамацу, имеющий колоссальный опыт работы не только в японской киноиндустрии, но и в американской. В Японии в отличие от России происходит постоянная ротация, и только за последнее десятилетие это уже третья смена руководства фестиваля. Прежние традиции не нарушены, революцию устраивать никто не собирается, и в этом мудрость.

Одним из главных фестивальных событий по-прежнему остается торжество в театре Кабуки. Нынче его главной персоной стал 39-летний актер Ичикава Эбизо XI, которого называют принцем Кабуки. Он – из знаменитой актерской династии, известный киноактер и блогер, что самое удивительное. Вместе с Томми Ли Джонсом Ичикава начинал действо перед театром, а потом вышел на сцену, чтобы поучаствовать в 25-минутном представлении “Оtokodate Hana no Yoshiwara”. Это история путешествия молодого человека в городской квартал, где можно познакомится с гейшей и получить уроки любви.

В тот же вечер показали отреставрированную версию фильма “Врата ада” 1953 года, отмеченного Гран-при 7-го Каннского кинофестиваля. Режиссер “Врат ада” Тэйносуке Кунгуса оказался первым в Японии, кто был удостоен столь высокой награды, в те годы равной “Золотой пальмовой ветви”. А уже потом картина получила два “Оскара” – за “Лучший фильм на иностранном языке” и за костюмы, которые действительно впечатляют и отсылают к традиции 12 века.

Еще одно необычное событие украсило юбилейный кинофестиваль – киноконцерт в честь Годзиллы, проходивший в здании Токийского международного форума. В сопровождении филармонического оркестра показали первый в истории мирового кинематографа фильм “Годзилла” Исиро Хонды, снятый в 1954 году. Прозвучала музыка Акиры Ифукубэ, ставшего композитором во многом под воздействием музыки Игоря Стравинского. До торжества не дожил легендарный “мистер Годзилла” Харуо Накадзима, сыгравший гигантскую рептилию в 10 фильмах без всяких компьютерных эффектов, в одном лишь костюме, вес которого достигал 40 кг. Актера не стало 8 августа. Ему было 88 лет. За дирижерским пультом стоял композитор и аранжировщик Каору Вада. Перед ним установили небольшой экран, где тоже транслировалась “Годзилла”.

Оркестр вступал в сценах стихии, когда со дна Тихого океана поднимался Годзилла. Картина, ничего общего не имеющая с голливудскими страшилками о монстре, благодаря оркестру обрела трагический размах. Многие присутствовавшие в зале зрители не сдерживали слезы. “Годзилла” для Японии все равно, что для нас «Броненосец “Потемкин”». На Токийском кинофестивале это уже 14 показ фильма о Годзилле. Всего их снято 29. В прошлом году любимому киногерою-монстру вручили почетную награду “Аригато”, что значит – “спасибо”.

Светлана ХОХРЯКОВА
Жанна Исабаева, Лаура Королева, Роман Лысцов
на премьере фильма “Света” в Токио.
Фото автора
«Экран и сцена»
№ 22 за 2017 год.
Print Friendly, PDF & Email