Замахнуться на сакральное

“Непослушник”. Режиссер Владимир Котт.

“Божественный свет так и прет!” – скажет монастырский послушник Сергий кроткой Насте (Таисия Вилкова), студентке иконописной школы. Настя после долгих уговоров написала на стене храма фреску, и святой на ней похож на Сергия – рыжие волосы и борода, яркие глаза, улыбка. Такая нежность исходит от фрески, такая любовь, что даже председатель комиссии из района утирает набежавшую слезу и обещает обитателям монастыря ничего не разрушать, а выделить посильную помощь на реконструкцию и оплату электричества. Интересно, конечно, с каких это пор в наше время разрушают храмы, являющиеся памятниками архитектуры, да еще и под предлогом того, что обитатели монастыря его восстанавливают. Но это не единственный вопрос, который можно задать авторам фильма “Непослушник”.

По отношению к божественному свету слово “прет” настоящий послушник не употребил бы, но он и не настоящий. И не Сергий. Это московский блогер Ди Монстр (Виктор Хориняк) – недурно зарабатывал роликами на Ютьюбе, но потом у него начались неприятности.

В первых кадрах ДиМонстр (он же Дмитрий), в форме полковника милиции, догоняет мужика на желтых “жигулях”, потом, усердно хлопоча лицом, предъявляет ему претензии, а потом рубит машину топором. Когда мужик (Анатолий Журавлев) дает ему оплеуху, у автомобиля одновременно отваливаются все четыре дверцы и через секунду, в качестве дополнительного панчлайна – фара.

Этот эпизод дает возможность сразу понять уровень и тип юмора, который будет украшать картину, а если кто не поймет сразу, то поймет чуть позже, когда главный герой не засмеется над хорошим анекдотом и будет прыскать над старыми шутками. Их бы и журнал “Тещин язык” постыдился бы печатать.

При этом “Непослушник”, не будучи ни хорошей комедией, ни хорошей мелодрамой, ни притчей, обладает и притягательностью, и, если выражаться по-молодежному, милотой. Нечто похожее было с позапрошлой картиной режиссера Владимира Котта “Карп отмороженный”. Та история неопределенного жанра с провисающим сценарием крепко стояла на актерских работах, и роли Марины Нееловой, Алисы Фрейндлих, Сергея Пускепалиса заставляли забыть о странностях и огрехах.

ДиМонстр и его девушка Олеся (Аглая Тарасова), которую он уже не первый год мурыжит обещаниями жениться, хотят зарабатывать еще больше и решают переключиться с автомобильных розыгрышей на шалости в церкви. Удачным образом подворачивается псаломщик Сергий (Сергей Аброскин), которого Дмитрий называет громоздким словосочетанием “школьный друг детства”. Друг звонит в дверь ровно через секунду после идеи заработать на сакральном. Да и потом начнет встречаться Дмитрию ровно в те моменты, когда сюжету будет необходимо сделать какой-то поворот. При желании это может быть списано на элемент волшебства или руку провидения, но выглядит натужно.

Сюжет начинает двигаться суетливым галопом: псаломщик с порога уговаривает друга пойти завтра на исповедь, хотя тот у него на глазах заканчивает бутылку водки. В церкви ДиМонстр устраивает перформанс, выпуская дым из сатанинской резиновой маски и пугая прихожан. Вместо оплеухи является наряд полиции и сообщает блогеру об оскорблении чувств верующих и грядущем тюремном сроке. Дмитрий, оставив Олесю улаживать его дело, бежит в родной город Шуя.

Попутно мы узнаем, что его отец Петрович (Сергей Селин) – гениальный сварщик, а мама умерла. Однако в родительском доме его не ждут. Зато у подъезда снова удачно оказывается Сергий, которого за то, что он привел на исповедь Дмитрия, сослали в монастырь.

Увидев друга во второй раз, Дмитрий легко выкручивается из своей сложной ситуации. Он приглашает псаломщика пообедать, сыплет в чай белый порошок из пакетика, приобретенного в клубе в лучшие времена, сдает потерявшего рассудок Сергия “Скорой”, а сам в его одежде является в монастырь, пересидеть опасные месяцы. Одновременно строгий и добрый отец Анатолий (Юрий Кузнецов) быстро догадывается, что пришел не тот, кого ждали – Дмитрий садится за стол, лба не перекрестив, и путает епитимью с эпитафией. Но оставляет парня при монастыре. Там холодно, голодно, нет воды, электричества и интернета, но Дима человек ушлый и в короткие сроки со всем этим справляется. Сперва он добывает воду с помощью пранкерского звонка главе местной администрации: притворяется высоким начальством, и тот, испугавшись, подгоняет машину с водой.

С водой будет и еще одна история. Дима обнаружит, что трубу от монастыря отвел к себе шельмоватый хозяин местного кафе, и с помощью отца вернет ее обратно. В тот момент, когда блогер начнет махать лопатой, раскапывая трубу, за кадром внезапно зазвучит песня рок-группы Агата Кристи “Я на тебе, как на войне”, и это тоже непонятный момент: саундтрек “Непослушника” состоит в основном из молитв и мелодии матросского танца “Яблочко”, а из песен там только эта. Возможно, она символизирует секс, наркотики и рок-н-ролл, от которых должен освободиться блогер, но даже при этом натянутом объяснении только добавляет фильму сумбурности..

Также удивление вызывает отрицательный герой, коррумпированный отец Фома. Он ходит в меховом пальто, требует с бедного монастыря взносы и запросто произносит слово “черт” – что является для христианина большим грехом. Интересно, что благообразный отец Анатолий, присутствуя при этом, даже не вздрагивает.

Отца Фому играет яркий Максим Лагашкин, который может разное, но в данном случае характер священника-грешника до конца не прописан. В какие-то моменты кажется, что актер прибыл на съемочную площадку прямо из сериала “Жуки”, не успев выйти из образа комического деревенского участкового Маслова. Отец Фома в исполнении Лагашкина оживляет историю, потому что отрицательных героев там больше нет, но хотелось бы хоть каких-то отличий между мирским и церковным представителями власти.

Виктор Хориняк, наоборот, выглядит разнообразно и демонстрирует в фильме все возможные выражения лица, от циничного до ласкового, от влюбленного до издевательского, от злобного до виноватого и тем самым добавляет интереса к своему герою. Он в каждой новой сцене оказывается другим, как переливной календарик, при этом не меняясь по сути.

Добыв воду, Дмитрий продолжает обустраивать монастырь, организовав интернет-канал для отца Анатолия, который умеет ловко отвечать даже на такие сложные вопросы, как “грех ли хотеть поставить импланты?” и “что рассказать 15-летнему сыну про секс?”. В монастырь валом валят туристы, желая сделать селфи с добрым батюшкой, и вместе с ними приезжает Олеся; благодаря отцу Фоме она смогла спасти любимого от тюрьмы. Как именно это произошло, опять же останется непонятным, а в конце выяснится, что и не спасла, однако эти небольшие недоразумения, безусловно, должны померкнуть в сравнении с глубокой трансформацией Непослушника. Ему еще предстоит сделать выбор между Настей и Олесей. Первая ради него отошла от своих строгих правил и доверила свое чистое сердце. Вторая – спасала, скрывала его местонахождение, улаживала дела с полицией и создала православный канал, где раскрутка отца Фомы должна была принести Дмитрию еще больше славы и денег. Но отец Фома не так ловко отвечал на вопросы, как отец Анатолий, который однажды ворвался прямо в эфир и обвинил Дмитрия в нехорошем поведении и предательстве настоящей любви. С этого момента, когда до конца фильма остается минут десять, начинается стремительное нравственное перерождение блогера. Он бросает постылую Москву, несется в Шую умолять о прощении, возносит свою первую молитву, а в последних кадрах мы даже увидим чудо на электрической лампочке.

И для этого кадра с божественным светом Виктор Хориняк выберет самое просветленное из своих многочисленных лиц.

Жанна СЕРГЕЕВА

«Экран и сцена»
№ 4 за 2022 год.

Print Friendly, PDF & Email