#двепремьерыврамте

Сцена из спектакля “Фото topless”. Фото С.ПЕТРОВАЭтой осенью в РАМТе состоялись две премьеры: “Фото topless” по одноименной пьесе Натальи Блок, победившей в конкурсе “В поисках новой пьесы” (совместный проект театра с конкурсом новой драматургии “Маленькая Ремарка”), и “Черная курица” по известной мистической повести Антония Погорельского. Между этими двумя текстами почти 200 лет. “Фото” играется в тесном пространстве Черной комнаты: здесь нет декораций и костюмов, актеры находятся на расстоянии вытянутой руки, а зрители – полноправные участники истории. “Черная курица” идет на основной сцене театра в сказочных декорациях Эмиля Капелюша и с фантастическими костюмами Анастасии Никоновой. Первый спектакль ориентирован на старших подростков, второй – на зрителей старше 8 лет.

В феврале 2018 года в РАМТе состоялся показ эскиза к спектаклю “Фото topless” с последующим обсуждением. Тогда и присутствующий в зале художественный руководитель Молодежного театра Алексей Бородин, и зрители, в большинстве своем подростки, проголосовали за то, чтобы этот материал появился в репертуаре РАМТа. Пьеса Натальи Блок – точное высказывание на тему сегодняшних тинэйджеров. Возможно, недостаточно жесткое и откровенное, по мнению самих же подростков, присутствовавших на показе, но цельное и цеп-ляющее за живое.

Влюбленность, социальные сети-ловушки, предательство, сложные взаимоотношения с родителями, школьный буллинг. Но финал – светлый, радостный. И не может сегодня в театре быть иначе, когда в реальной жизни подростковый терроризм, суицид и болезненная агрессия по отношению к миру устрашающе становятся почти что нормой.

Режиссер спектакля Олег Липовецкий сохранил практически весь первоначальный эскиз спектакля без изменений, отчасти придерживаясь жанра неформальной читки, разрушая четвертую стену и вовлекая зрительный зал в происходящее. Актеры выходят на сцену, знакомятся со зрителями и заранее проговаривают “условия игры”: исполнители не подростки и изображать их не собираются, просто расскажут историю: “Давайте на какое-то время побудем одной школой”. И эти условия работают как своеобразный терапевтический прием как для родителей, так и для самих подростков. Взрослые видят себя глазами своих детей и оказываются словно за чуть приоткрытой дверью – можно подслушать и подсмотреть. Дети же видят себя со стороны.

Пространство сцены образуют два “лагеря”: мужской – главный герой и его друзья, и женский – героиня и ее подруги. Объединяет “лагеря”, конечно же, большой экран смартфона. Именно там и происходит большая часть общения между участниками этой истории. Для обозначения места действия достаточно высветить на стене хештег: #автобусгдеты, например. И так как художественное оформление спектакля минималистично, то основная ставка сделана на личность и талант молодых актеров. Потрясающе честные и подробные актерские работы у Алексея Веселкина-младшего (Артем) и Людмилы Пивоваровой (Кира): ни одной фальшивой интонации, ни одной неоправданной паузы, ни одного искусственного взгляда.

“Черная курица” – вторая по счету постановка для детей режиссера Екатерины Половцевой в Молодежном театре. Девять лет назад на Маленькой сцене состоялась премьера ее спектакля “Почти взаправду” по сказкам Теллегена. На этот раз – сцена Большая и масштаб постановки соответствующий. И хотя в главных ролях “тяжелая артиллерия”, цвет молодого поколения РАМТа – блистательный дуэт Виктора Панченко (Алеша) и Максима Керина (Министр), внимание зрителя едва ли не полностью приковано к художественному оформлению спектакля.Сцена из спектакля “Черная курица”. Фото С.ПЕТРОВА

Виктор Панченко органичен в роли девятилетнего мальчика, а Максим Керин точен в повадках курицы, в которой удивительным образом спрятан человек, прорывающийся наружу. Но добротные актерские работы все же теряются на фоне декораций Эмиля Капелюша.

Такие спектакли принято называть обыкновенным театральным чудом. С помощью совсем нехитрых решений художник создал мистическое двоемирие, описанное у Погорельского. В фоновом занавесе вырезано продолговатое отверстие, а границы этого окна или экрана способны раздвигаться и сужаться. Действие может происходить как внутри этого окна (и тогда актеры словно превращаются в персонажей театра кукол, марионеток), так и за его пределами – на авансцене. Такой ход дает ощущение перспективы, глубины, загадки, а также возможности для теневого театра, который как нельзя лучше подходит мистическим образам и ассоциациям. Когда Алеша отправляется в подземелье, то возникает отчетливая граница двух миров: колышущиеся гигантские пластиковые ленты, свисающие с колосников, причудливым образом искажают, размывают отражение человеческих фигур, наполняя происходящее сюрреалистическими мотивами.

Жители подземелья напоминают космических пришельцев. У каждого имеется головной убор: замысловатая “клетка” с фонариком. Поначалу в этот элемент костюма не вкладываешь особого смысла. Но в финале спектакля, когда осужденный Министр прощается навсегда с Алешей, у него вместо золотых цепей на руках (по Погорельскому) появляется именно такая “клетка” на голове (он был единственным, включая даже короля, у кого ее не было до этого момента). Так возникает оригинальное прочтение: Черная курица становится последним жителем Подземелья, кого предали люди; остальные уже прошли этот путь.

Светлана БЕРДИЧЕВСКАЯ

  • Сцены из спектаклей “Черная курица” и “Фото topless”

Фото С.ПЕТРОВА

«Экран и сцена»
№ 22 за 2018 год.
Print Friendly, PDF & Email