Цифровая реальность

Фото С.НИЗКОПАЛОВА
Фото С.НИЗКОПАЛОВА

На сцене театра “Современник” коридор. Четыре бра, три двери, два зеркала, два стула, один комод, один кулер, одна банкетка с одной подушкой, один стенной шкаф. На дверях цифры: 203, 204, 205. За дверями – сьюты калифорнийского отеля, в которых временно проживают герои спектакля. Впрочем, “проживать” – ссориться, мириться, выпивать, наряжаться и говорить по телефону – они почему-то предпочитают именно в коридоре. То ли сьюты неудобные, то ли в них wi-fi не ловит.

Александр Жигалкин, известный своими режиссерскими работами в жанре скетч-шоу на телевидении, попытался поставить старую пьесу Нила Саймона как скетч-спектакль. Упростив название до цифр (пьеса, в оригинале называющаяся “California suite”, в русском переводе приобрела спорную музыкальную игру слов, став “Калифорнийской сюитой»), режиссер заодно упростил и сюжет, не вставив в спектакль историю разведенной пары, обсуждающей опеку над дочерью. Остались скетч про неполученный “Оскар” и скетч про супружескую измену.

Марина Неелова и Леонид Ярмольник играют то в семейный дуэт английской актрисы и антиквара, то в комическую мелодраму еврейской пары из Филадельфии. Двери с номерами (художник Александр Боровский) используются для того, видимо, чтобы не запутались зрители. Из сьюта 203 выходит постоянно пьяная актриса, в ящичке коридорного комода она держит стаканы с джином, супругу стоит больших трудов сопроводить ее на церемонию вручения премии “Оскар”. Из-за двери с номером 205 то выглядывает растрепанный мужчина с накладным брюшком, только им и отличающийся от уехавшего с актрисой антиквара, то выползает полуголая проститутка, от которой ему необходимо избавиться до приезда жены. Без заветной статуэтки возвращаются актриса с супругом и после долгих препирательств у двери 203, в ходе которых она сообщает, что знает о его гомосексуальных наклонностях, наконец, удаляются в номер. А тут, кстати, приезжает и жена неудачника с брюшком, видит в коридоре проститутку, и дальнейшее выяснение отношений перемещается под дверь 205.

Чтобы прибавить действию динамики и дать основным героям время на переодевания, по коридору снуют служащие отеля (Татьяна Корецкая и Александр Хованский), протирают зеркала, поправляют подушку на банкетке и пытаются уединиться за какой-нибудь из дверей. Есть и пара молчаливых гостей, вероятно, русских, из сьюта 204 (Ульяна Лаптева и Дмитрий Смолев), – они выходят то в халатах, то в спортивных костюмах, делают селфи со знаменитой актрисой и спящей проституткой, отправляются за покупками и возвращаются с пакетами. В итоге возникает ощущение бесконечной толкотни в душном коридоре, сюжет беспрестанно провисает, и не спасает его даже исполнительница главной роли.

Марина Неелова – актриса огромного таланта и колоссального мастерства. Но когда она оказывается оставлена режиссером постановки наедине со своими дарованиями, то играет микс из своих прошлых ролей. В случае с “203-205” у нее еще и нет возможности опереться ни на материал, ни на партнера. Нет, ее Диана в светлом парике не похожа на ее Милли в рыжем. Они обе карикатурно похожи то на Принцессу Космонополис из спектакля “Сладкоголосая птица юности”, то на Аманду Уингфилд из “Стеклянного зверинца”, а то и вовсе на Наташу из фильма “Ты у меня одна”. Марине Нееловой хочется играть Саймона, как Уильямса, а драматургия последнего меньше всего напоминает скетч.

Осмыслив опыт первых лет жизни театра “Современник” в юбилейном сезоне, поискав будущее в прошлом, для 66-го сезона художественный руководитель театра Виктор Рыжаков предложил новую концептуальную основу. Предполагается исследование настоящего, а именно повседневности: “простого дня простого человека”. Спектакль Александра Жигалкина, таким образом, задает тон на предстоящий сезон. Проще, конечно, можно. Но надо ли?

Мария ЧЕРНОВА

«Экран и сцена»
№ 22 за 2021 год.

Print Friendly, PDF & Email