Те, кто остаются

Фото Д.ПРИМАКА
Фото Д.ПРИМАКА

Весь сентябрь “Современник” доигрывал свой шестьдесят четвертый сезон, один из самых сложных в жизни театра. 1 октября здесь задекларировали начало нового юбилейного сезона и обновление – не только логотипа, сайта и шрифтов на программках, но репертуарной политики.

В новую жизнь театр вступает с противоречивым слоганом “Будущее – в прошлом”, на сайте вывешена цитата из Программы деятельности Студии молодых актеров – одного из первых документов в истории “Современника”, составленного при активнейшем участии В.Я.Виленкина. Лаборатория “Семь” (по количеству основателей театра) начала работу по “возвращению к истокам и переосмыслению художественного опыта”.

Вечером 1 октября свет в фойе “Современника” был чуть приглушен, чтобы пришедшие зрители могли видеть видеопроекцию на потолок и стены – это анонсированная театром выставка “Другая Волчек”. Галина Борисовна Волчек в ролях и не в ролях, быстро сменяющие друг друга и от того нечитаемые документы, снова Галина Борисовна в ролях и не в ролях… 65-й сезон посвящен ей, ведь будущее – в прошлом.

Первый спектакль Виктора Рыжакова – не просто в “Современнике”, а в качестве художественного руководителя театра – “Собрание сочинений” по пьесе Евгения Гришковца крайне сложно воспринимать отдельно от момента, от ощущения смены эпох. Может быть, и не нужно – и тогда он выглядит продолжением декларации про обновление жизни театра, правда, лихо входя в противоречие с этой самой декларацией.

Собрание сочинений – огромная семейная библиотека, ее собирало несколько поколений, преумножало и берегло – оказывается тяжким грузом для тех, кто остался. Она давит воспоминаниями вдову (Марина Неелова), которая ближе к финалу четко формулирует, что книги живы, если их читать, но все прочитано, а перечитывать времени нет. Библиотека не нужна младшим дочери (Светлана Иванова) и сыну (Сергей Новосад), потому что от детей, как оказывается, книги скорее защищали, чем к ним приобщали. А старшему сыну (совершенно неузнаваемый Никита Ефремов), живущему в США, она необходима лишь как повод для ностальгии – осязаемая часть прошлого, которое в будущее, тем не менее, не берут.

Собрание сочинений изображено на занавесе, только две реальные связки книг присутствуют на сцене в углу, иногда герои используют их вместо стульев. Пространство квартиры, которую вместе с книгами продает главная героиня, решено в серо-белых тонах и намеренно лишено бытовых подробностей (художник – Николай Симонов, художник по свету – Иван Виноградов). О квартире и библиотеке много говорят, как об исключительно, необычайно прекрасных – и все как-то в прошедшем времени.

Параллель с “Вишневым садом” очевидна (Марина Неелова играет Раневскую в спектакле Галины Волчек на этой сцене с 1997 года) и подчеркнута даже некоторыми мизансценами. Вот мать и сын сидят на одном стуле, как Раневская и Гаев на одном чемодане, вот дочь на авансцене произносит почти “Прощай, старая жизнь! Здравствуй, новая жизнь!”, вот новый владелец квартиры (Максим Разуваев) по-лопахински “размахивает руками”. Только ведь ни долгов, ни торгов, ни сада, никаких “опять ты молод, ангелы небесные не покинули тебя…”.

Марина Сергеевна Филатова – преподаватель римского права – приняла решение единолично и детей собрала в квартире, уже проданной, ставя их перед фактом своего шага в новую жизнь. Раневская Марины Нееловой уезжала в Париж “на деньги ярославской бабушки” – доживать. Филатова Марины Нееловой доживать не собирается, она намеревается жить. Беда уже случилась – муж умер – нет человека, вокруг которого вращалась жизнь. Чтобы жить дальше, надо перевернуть страницу и начать – буквально – с чистого листа.

Сюжет пьесы и спектакля прост, и даже на программке написано новым шрифтом “просто история”, но это все-таки обманчивая простота, кажущаяся. Переживать горе трудно. Прощаться с прошлым сложно. Принимать решения нелегко. Следовать им – еще тяжелее.

Дрожит в руках листок, на котором мать написала, чтобы не сбиться, все то, что хочет сказать детям. Очень занятая, почти карикатурная “девушка из инстаграма” – дочь – в длинной ночной рубашке прижимается к ней, как в детстве. Братья – эмигрант и служащий Родине моряк – кажется, вообще впервые в жизни разговаривают всерьез. Рискующая потерять выгодный заказ дизайнерша (Алена Бабенко) пытается убедить главную героиню повременить с переездом. Судьбу книг решает новый владелец квартиры. Дети возвращаются в свои – отдельные – жизни. Марина Сергеевна Филатова танцует в пустой комнате – отчаянно и самозабвенно, и это главный ее монолог.

…Легендарная пьеса Виктора Розова “Вечно живые”, с которой началась не менее легендарная история московского театра “Современник”, сначала была названа автором “Те, кто остаются”. Изменив название, он переместил акцент с остающихся на навсегда ушедших, с продолжающейся жизни – на память. Создателей Студии молодых актеров уже нет. Только память. Настоящее и будущее “Современника”, решения, определяющие движение или стагнацию, жизнь или доживание, – теперь в руках тех, кто остаются. Возможно, они тоже станут легендарными.

Мария ЧЕРНОВА

«Экран и сцена»
№ 20 за 2020 год.

Print Friendly, PDF & Email