Прощай, NDT!

Пол Лайтфут и Соль Леон. Фото Rahi Rezvani
Пол Лайтфут и Соль Леон. Фото Rahi Rezvani

Пол Лайтфут и Соль Леон покидают NDT (Нидерландский Театр Танца). С ним знаменитый творческий тандем связывают более тридцати ярких и насыщенных лет профессиональной жизни. Сначала танцовщики, а потом хореографы, они приняли эстафету у легендарного Иржи Килиана и почти десятилетие возглавляли театр – Лайтфут в качестве художественного руководителя, а Леон в роли его советника. Их уход совпал не только с пандемией, но и с шестидесятилетием создания NDT. Поэтому расставание с alma mater cтало особенным, впрочем, как и все, что делает эта удивительная пара. Прощальным подарком труппе стали два фильма-балета: “Standby” (“Ожидание”) в постановке Лайтфута и “She remembers” (“Она помнит”), сочиненный Леон. Название обеих работ, хоть и созданных поодиночке, традиционно начинается с буквы S.

Абсолютно полноценные в художественном плане произведения, постав-ленные за три недели, не несут и следа творческих потерь в связи с мерами карантинной безопасности. Притом что Лайтфут создал густонаселенный балет, где танцовщиками не нарушается социальная дистанция, для чего пол размечен трехметровыми квадратами, высвечивающимися в финале. Соприкасаться здесь могли только исполнители, живущие вместе. Самоограничения не только не сковали креативности хореографа, но дали мощный толчок полету его фантазии, оттолкнувшейся от знаменитых “Этюдов” датчанина Харальда Ландера (музыка Кнудоге Рисагера по произведениям Карла Черни), опоэтизировавшего и театрализовавшего ежедневный рутинный экзерсис, представив его вдохновенным действом. Как говорил Ландер, задачи и цель его балета “в достижении единства души, танца и музыки”. Эти слова можно отнести и к “Ожиданию” Пола Лайтфута, чей сорокаминутный опус, также базирующийся на ежедневной практике балетного класса, искрится легкостью, юмором и профессиональным азартом.

Триумф перфекционизма составляет сюжет, красоту и мощь “Ожидания”, ставшего своеобразным агоном 42 танцовщиков, по большей части, виртуозов. Этот своеобразный парад умений состоит из 18 эпизодов, обозначенных названиями балетных па и форм классического танца – frappe, grand battement, rond de jambe, releve, saute, adagio, pas de deux, coda. Есть здесь и соло прима-балерины, и мазурка, и тарантелла. Этот блистательный в своем хореографическом разнообразии каскад соло, дуэтов, больших ансамблей, ничуть не сковывает необходимость держать дистанцию. Танцовщики стремительно и элегантно подхватывают танец друг друга, излучая энергию и щеголяя чистотой артикуляции. Тут царствует пластическое разнообразие практически не повторяющихся па и комбинаций и богатство эмоциональной палитры. Самое простое движение обретает вариативность и множество обертонов, трансформируется, разрастается до масштабов целой танцевальной композиции, поэтизируется, окрашивается иронией, пародируется, переосмысливается.

Не касающиеся друг друга партнеры существуют не менее слаженно, чем при тактильном контакте. Дуэты разнообразны по настроению: романтически-нежны или страстны до брутальности. Ближе к финалу танец начинает ускоряться, набирая темп с каждым эпизодом. Бешеная кода в исполнении фантастического Джона Бонда переплавляется в стремительные petits sauts (маленькие прыжки), перерастающие в заразительную тарантеллу с невероятными прогибами тела и пролетами через всю сцену. Предпоследняя часть – мазурка (блистательный дивертисмент великолепной четверки) органично подводит к бурному, захлестывающему энергией и мажорным подъемом (как и в “Этюдах” Ландера) финалу – grands sauts (большие прыжки), в котором участвуют почти все исполнители.

Двадцатипятиминутный балет Соль Леон “Она помнит” на музыку Генделя и Макса Рихтера – прощальный подарок пяти танцовщикам (Jorge Nozal, Marne van Opstal, Roger Van der Poel, Meng-Ke Wu, Sebastian Haynes), завершающим свою карьеру в NDT. Это – мощное лирическое, очень личное высказывание. Балет пронизан ностальгической интонацией. Он дышит любовью к танцу, печалью по поводу невозвратности и необратимости времени, напоминающего артисту о необходимости покинуть сцену. Со временем можно поиграть, поторговаться, но обмануть его нельзя. Все это увидено глазами дочери Пола и Соль, предстающей на экране крохой, делающей первые шаги на пляже, подросшей девочкой, вышедшей на поклоны с родителями после их последнего спектакля и, наконец потерянно сидящей на опустевшей сцене, после того, как ее покинули танцовщики, ушедшие в закулисье.

Алла МИХАЛЁВА

«Экран и сцена«
№ 16 за 2020 год.

Print Friendly, PDF & Email