Черт тут рядом

Фото С.РОДИОНОВА
Фото С.РОДИОНОВА

Премьера “Похождений повесы” Игоря Стравинского в постановке Саймона Макберни в Музыкальном театре имени К.С.Станиславского и Вл.И.Немировича-Данченко стала ярким открытием московского оперного сезона. Это вторая после генделевской “Альцины” в Большом театре столичная копродукция с фестивалем Экс-ан-Прованса. Напомню, что такой совместный способ производства имеет ряд преимуществ для театра и для зрителя – первый экономит на декорациях и не мучается с поисками и приглашением режиссера (для переноса обычно приезжает обученная постановочная команда), второй идет на новый спектакль, о котором можно прочитать компетентные отзывы, и если понравилось, купить билеты на представление в следующем блоке показов. Самое же привлекательное в копродукциях – чувство сопричастности с мировым театральным процессом.

В первых четырех спектаклях “Похождений повесы” партию Тома Рэйкуэлла исполнял приглашенный солист Богдан Волков, которого многие помнят по “Билли Бадду” в Большом театре, где он пел Новичка, а также Ленского в “Евгении Онегине” в постановке Дмитрия Чернякова, Князя Мышкина в “Идиоте” и Царя Берендея в “Снегурочке” (постановка Александра Тителя). В прошлом сезоне он дебютировал в оперных домах Берлина и Брюсселя в постановках Дмитрия Чернякова, поэтому его участие в “Повесе” оказалось особенно ожидаемым. Еще одним приглашенным артистом стал английский контратенор Эндрю Уоттс – он пел Бабу-турка (ее чаще именуют Баба-турчанка) еще на премьере в Эксе. Остальные солисты, хор, оркестр и артисты балета, если не считать нескольких иностранцев-участников массовых сцен, работают в МАМТе. Дирижировал 25-летний штатный маэстро театра Тимур Зангиев, выросший буквально на глазах – от многообещающей, но с нотами неуверенности в себе, генеральной репетиции “Похождений повесы” до роскошного спектакля 25 сентября. То есть речь не просто про крепкую грамотную работу, а про громкий успех, который усилили точные солисты в оркестре – Андрей Ершов (соло на трубе) и Татьяна Сухарева (клавесин, сопровождение речитативов).

Российская премьера “Повесы” отстала от мировой (1951) всего на четверть века – уже в 1978 в Московском камерном театре поставил спектакль Борис Покровский, вместе с ним над партитурой работал Геннадий Рождественский. Следующее обращение к гениальной опере Стравинского случилось в 2003 году – с этим названием дебютировал в Большом театре Дмитрий Черняков. Нынешний спектакль МАМТа родился в 2017 году в Эксе, его авторами стали братья Саймон и Джерард Макберни – режиссер и драматург, художник-постановщик Майкл Левин, художник по свету Пол Андерсон, художник по костюмам Кристина Каннингем, а также видеохудожник Уилл Дюк. Дьявольски технологичная постановка, где все продумано до мелочей: трехмерная декорация – белая коробка-кабинет в форме копытца, по ней скользят видео-композиции. Изготовлена коробка из картона, натурального, возобновляемого материала с уязвимостью – он легко рвется. Вот только порезвились пасторальные любовники в зеленой роще, только отправилась девушка домой помочь по хозяйству отцу (в исполнении Романа Улыбина, сыгравшего и спевшего правдоподобного кокни с грубоватым невнятным английским), как к ее симпатичному дружку-бездельнику постучался черт и позвал в Лондон. Здесь черт является таким элегантным телеведущим (отличная работа баритона Дмитрия Зуева) или ушлым рекламщиком, предлагающим заманчивые подделки для простодушных. И дальше понеслось – картинка за картинкой: сэлфи Тома в прозрачном лифте в сити, в заведении с трансвеститами, в спальне, со свадебной вечеринки. Сумеречные сцены с экс-невестой Энн Трулав (убедительная Мария Макеева), бегущей в город зла спасать от грубых соблазнов нежного и наивного возлюбленного (Богдан Волков в роли Тома именно таков – от счастливого начала до печального конца). Потом следуют накрывающие зрительный зал световыми дорожками с цифрами биржевые вести, уничтожающие Тома, впечатляющее кладбище с разверстыми могилами – у Макберни с зияющими дырами в бумажных стенах и полу. Инфернально красивый финал в Бедламе, где белой бумаге приходит конец – ее пачкают тусклыми красками.

Музыка “Похождений повесы” располагает к репрезентативности: Стравинский вдохновлялся бессмертными гравюрами Уильяма Хогарта, операми Моцарта и Перголези, но и мюзик-хольную действительность Нью-Йорка не забыл включить в партитуру. В какой-то мере работа Макберни наследует другой легендарной уже английской постановке Джона Кокса (Глайндборн, 1975) со сценографией пионера поп-арта Дэвида Хокни. Режиссер не рассказывает свою параллельную историю, но вместе с артистами наполняет новой жизнью имеющиеся ресурсы – литературные, лингвистические, музыкальные и художественные. За приключениями следующего по очереди Тома можно будет следить во второй половине сезона, имя певца пока не называют. А в четвертом блоке спектаклей обещает вернуться Богдан Волков, которому в ближайшем будущем предстоят дебюты за океаном – он споет Тамино в постановке “Волшебной флейты” Барри Коски и Сьюзан Андрейд в Лос-Анджелесе.

Екатерина БЕЛЯЕВА

«Экран и сцена»
№ 19 за 2019 год.

Print Friendly, PDF & Email