Островной инстинкт

Фото Г.АРУТЮНЯНА
Фото Г.АРУТЮНЯНА

Новый спектакль в Театре имени А.С.Пушкина поставлен Евгением Писаревым и Федором Левиным по запрещенной в свое время булгаковской пьесе “Багровый остров”. Главный козырь – аффектированная актуальность. Достается и властям, и людям, и театрам. Вроде бы шутливо, но по заслугам.

Вечная тема взаимоотношений художника с властью на фоне новой театральной повестки, с переворотами в руководстве, отменами спектаклей и отъездами режиссеров – выглядит не просто злободневной, но зловещей. Однако по понятным причинам политическую сатиру авторы спектакля замаскировали под пародию и фарс.

Молодой драматург Дымогац-кий (Александр Дмитриев – исполнитель крымовского Костика) приносит в театр революционную пьесу “Багровый остров”. Начинается она так: аборигены острова, угнетаемые властью белых арапов, жаждут бунта. Перипетий здесь столько, что пересказывать не беремся, да они и неплохо известны. Главное другое – пьесу эту должен утвердить цензор Савва Лукич (остроумно и при этом пугающе точно копирующий повадки и поведение представителей силовых структур Сергей Ланбамин). А поскольку цензору срочно нужно в отпуск, театр показывает спектакль, прорепетировав один-единственный раз. Подготовка этой единственной, она же генеральная, репетиции – один из лучших примеров приема “театра в театре”. И лучшая сцена в спектакле!

Артисты Пушкинского театра с видимым удовольствием изображают капризную труппу. Немыслимые унижения, ревность, подхалимаж и истерики – все, что Булгаков видел и изображал как театральные будни, – отыграно азартно и даже страстно. Директор театра Геннадий Панфилович (блистательная работа Александра Матросова) из кожи вон лезет, чтоб контрамарки дали, кому следует, пьесу разрешили, а декорации театральные цеха выстроили из воздуха. Его супруга Лидия Иванна (Ирина Царенко) мнит себя примой и знает, как, кому и что играть. Актриса Бэтси (безусловная клоунесса Валерия Елкина) ее ненавидит. Помощник режиссера Никанор Метёлкин (острохарактерный Никита Пирожков) старается за всех и неизбежно всеми гоним. Все весело, местами едко, но несколько “на одной ноте”.

Визуальная составляющая спектакля (художник Маша Левина) получилась яркой, эффектной. Вулканы и лайнеры из фанеры и даже джунгли с картонными обезьянами. Песни, танцы, драки и кордебалет, женские парики высотой полметра и заламывание рук. Гротеск здесь доведен до абсурда. От этой нарочитости на сцене в какой-то момент попросту устаешь. Вязнешь в сюжетах революционной пьесы и в кричаще яркой репетиции оной.

Но будем честны – посыл конкретно этого спектакля Театра имени А.С.Пушкина гораздо важнее его субъективных недочетов. “Багровый остров”, некогда поставленный в Камерном театре Александром Таировым, был издевкой над революционной драматургией своего времени, новая версия – над драматургией нашего с вами сегодня. Булгаковский смех звучит громко и весело, а потом вдруг становится страшно смотреть на сцену. Театр в этом спектакле – модель общества, безголового и примитивного. Оно готово на все, лишь бы “наверху” были довольны. Очевидно, что все происходящее вульгарно и ужасающе, но цена унижений никого не волнует, да и вопроса “зачем это все?” никто не задает.

Наталья ВИТВИЦКАЯ

«Экран и сцена»
№ 21 за 2022 год.

Print Friendly, PDF & Email