Дубль семнадцатый

Кадр из фильма “Северный ветер”
Кадр из фильма “Северный ветер”

В московском кинотеатре “Художественный” в семнадцатый раз вручили “Белый квадрат”, премию киноизобразительного искусства.

На награду за лучшую операторскую работу в полнометражном художественном фильме 2021 года были номинированы:

Ирина УРАЛЬСКАЯ (“Блокадный дневник”, режиссер Андрей Зайцев);

Андрей НАЙДЕНОВ (“Дорогие товарищи!”, режиссер Андрей Кончаловский);

Максим ЖУКОВ (“Спутник”, режиссер Егор Абраменко);

Олег ЛУКИЧЕВ (“Северный ветер”, режиссер Рената Литвинова);

Михаил МИЛАШИН. (“На острие”, режиссер Эдуард Бордуков).

Каждый из них востребован. А “все они красавцы, все они таланты, все они поэты”.

В жюри вошли операторы Юрий ЛЮБШИН (председатель), Александр ТАНАНОВ, Семен ЯКОВЛЕВ, киновед Евгения ТИРДАТОВА, режиссер Оксана КАРАС, художник-постановщик Аддис ГАДЖИЕВ, колорист Тимофей ГОЛОБОРОДЬКО.

Коротко о каждом номинанте…

Ирина УРАЛЬСКАЯ. Среди снятых ею фильмов, больше документальных. А среди документальных – что ни фильм, то такой, о котором хочется говорить. Уральская – находка для режиссеров. Она снимает не сухой документ, она не забывает, что перед ней мыслящий и чувствующий человек, она будоражит душу.

Среди снятых ею документальных фильмов – “Занесенные ветром”, “Голоса”, “Страсти по Марине” Андрея Осипова, “Успех безнадежного дела” Ирины Васильевой. “Геннадий Шпаликов. Жизнь обаятельного человека” Олеси Фокиной.

Отдельно – “Форсаж”. Этот по-мужски сильный фильм сделали две женщины. Режиссер Наталия Гугуева, оператор Ирина Уральская.

Герои “Форсажа” – летчики корабельной авиации. А работа у них – летать на истребителях, взлетать и садиться на палубу авианосца. Авианосец с высоты полета истребителя, как игрушечный. Игрушечный и самолет в воздухе, если на него смотреть с авианосца. Но они непременно должны совпасть, воссоединиться там внизу. Перелет – падение в море, недолет – можно врезаться в корму. И то, и другое опасно для жизни. Это не только изнуряющие тренировки, это талант.

Есть в картине кадры: летчики на поле аэродрома ходят стайкой за генерал-майором Тимуром Апакидзе и повторяют за ним движения, машут руками – как дети, играющие в “самолетики”. Потом их истребителям предстоит проделать все то же самое. В небе.

В декабре 91-го не стало Союза нерушимого. В Беловежской пуще единую страну разделили. Разделили и единую некогда армию. Речь шла о военном щите разных государств. Летчикам пришлось принимать жизненно важные решения…

1994 год. В Крыму, тогда еще на Украине, остался тренировочный полигон. Зарос травой. Ветер носит по нему перекати-поле. Кадр-знак. Кадр-символ.

В фильме вообще много вроде бы простых, но весьма убедительных наблюдений. Например, коровы, бредущие по взлетной полосе…

Все в этом фильме правда. Ничего не придумано. Правда от первого до последнего кадра. Правда о том, что произошло на самом деле. Правда о цене человеческой жизни. Правда о нас. Мучительная. Пожалуй, впервые после 91-го года она была произнесена нашим кино. Документальным. Оттого боль нестерпимей.

Кадр из фильма “Блокадный дневник”
Кадр из фильма “Блокадный дневник”

Черно-белый фильм “Блокадный дневник” о первой блокадной ленинградской зиме Ирина Уральская снимала как документальное кино. Как документальное посвящение людям и событиям того времени. Документальное в игровом. Иначе было нельзя: “Наша задача – подлинность и максимальная незаметность. Как оператору мне нужно было раствориться в этих ощущениях. Преодолеть сложные технологические вещи”.

Это взгляд на происходящее изнутри происходящего. Здесь особый визуальный сюжет.

Андрей НАЙДЕНОВ: “Кислород”, “Повелители снов”, “Простой карандаш”.

Андрей Найденов снял две картины, в то время только-только входившего в кино Ивана Вырыпаева – “Эйфория” (2006) и “Кислород” (2008). Их стилистический нерв – во многом от Найденова. В “Эйфории”, претендующей на античную трагедию в донских степях, – чувства, не знающие границ. Чувства эти вписаны в крупные планы природы. Мощное течение реки, порывы ветра, обжигающее солнце. Образы и символы. Лодка с влюбленными, плывущая по реке, белые одежды и кровь…

В навороченном вырыпаевском “Кислороде” не обошлось без библейских заповедей. Они преломляются в реальной жизни. Ну, например, Сашка из Серпухова, не услышавший заповеди “не убий”, потому как был в плеере, ради рыжей красотки, которая стала для него “чистым кислородом”, убил лопатой жену…

Так тогда выглядело “артхаусное кино” или кино, стилизованное под “артхаус”. Форма побе-дила содержание.

Фильмы Ивана Вырыпаева, где Андрей Найденов создавал мир “кислорода” и “эйфории”, и черно-белые “Дорогие товарищи!” Андрея Кончаловского, где Андрей Найденов визуализировал события 1962 года в Новочеркасске, разделяет чуть меньше пятнадцати лет. Кончаловский предложил свой взгляд на эти события, пожалуй, самые трагические послевоенные, – расстрел людей, вышедших на площадь в надежде, что и их услышат и поддержат. Он их так увидел. Он их так осознал. Он их так трактовал. Можно поспорить. А Найденов фильм о не столь далеком советском прошлом снял крепко, в духе фильмов того времени.

Андрей Кончаловский: “Найденов – замечательный оператор, замечательный художник. Но я не отдаю изобразительное решение на откуп оператору, я его тщательно выверяю, чтобы оно не было иллюстративным. Когда мы имеем дело с эпохой, с историческим фильмом, важно не только фактуру воссоздать. Лично для меня главная задача и сложность – найти лица. Мне было трудно найти лица для фильма “Грех” о Микелан-джело. Но как ни странно, не менее трудно найти сейчас в России лица людей 1960-х годов. Это были советские лица…”

Максим ЖУКОВ: сериал “Каждому свое”, “Доктор Гром: Чумной доктор”.

“Спутник”, за который Максим Жуков номинирован на “Белый квадрат”, кино крутое, для поклонников триллеров, фэнтези, хорроров и прочего, и прочего, от чего во время просмотра холодеют руки. Может, у кого-то они и останутся нормальной температуры, но авторы, в том числе, оператор старательно выполняли задачу. Это качественно снятая драма о советском космонавте (упоминается 1983 год), который вернулся на Землю, но не один, а со “спутником” – внутри него оказалось странное существо. Инопланетная жуткая жуть.

В фильме любопытные сюжетные повороты, потребовавшие изобретательности от оператора. Картинка притягивает. Интерьеры серо-желтые – инопланетный монстр не выносит яркого света; экраны мониторов, светящиеся в темноте бункера, где держат подопытного космонавта. И так далее со всеми сюжетными остановками и разнообразными изобразительными завлекаловками. При нынешних компьютерных изощрениях много чего возможно.

На следующий год запланирован выход фильма “Воланд” по М.А.Булгакову. Оператор Максим Жуков. Вот где простор для фантазии.

Кадр из фильма “Спутник”
Кадр из фильма “Спутник”

Олег ЛУКИЧЕВ: “Последний поезд”, “Garpastum”, “Путешествие с домашними животными”, “Юрьев день”.

Он вообще не собирался на операторский и во ВГИК попал со второго захода. А во ВГИКе его тянуло к футболу. Так что, видимо, не случайно оказался на “Гарпастуме” Алексея Германа-мл., где футбол (garpastum – античная игра в мяч) – предмет страсти, преданности, любви. И все это еще и как прощание с юностью – в переломный момент истории. Шел год 1914-й. Время выбора, разочарований, отчаяния.

Фильм – монохромный, цвета старой фотографии, на которой лица близких, будто вглядывающихся в тебя из дальнего далека. Фильм с дождем, светом, туманом. Фильм медитативный, но оператор словно срывается с места, когда начинается и продолжается игра, словно упивается игрой вместе с героями, скользящими по петербургской слякоти.

Олег Лукичев как-то сказал, что снимать социально-бытовое кино ему неинтересно. Это и видно по его фильмам, тяготеющим к размышлениям о возвышенном, смысле бытия.

Кто-то из критиков назвал “Северный ветер” режиссера Ренаты Литвиновой и оператора Олега Лукичева “впечатляющей красоты величественной инсталляцией”.

Мистическая атмосфера, словно странный захватывающий сон, фантасмагория.

Олег ЛУКИЧЕВ: “Здесь не нужно искать стройный сюжет, логику событий. Нужно просто попасть в этот мир и начать в нем жить, слиться с автором и воспринять этот мир глазами Ренаты… Обещаю, такого вы еще не видели.

Мне интересно думать о киноязыке, о содержательной его составляющей. Есть масса красивых фильмов, но это бывает красота скучная, уже через пять минут раздражающая настолько, что смотреть невыносимо. Потому что ничего не содержит.

Рената – женщина-ураган. Это всегда полет. Импровизация”.

Михаил МИЛАШИН: “Лед”,

“Т-34”, “Огонь”.

“На острие” – еще один фильм, пополнивший спортивную киноколлекцию. Отечественный киноэкран уже освоил баскетбол, хоккей, футбол, фигурное катание. Пришел черед женского фехтования (из видов оружия выбрана сабля). Это не самый массовый вид спорта. Можно сказать, элитарный. На большого любителя.

Спортивное кино нынче весьма популярно. Оно привлекает зрителей динамикой действия, зрелищностью, драйвом. Но вот зрелищность и драйв совсем не про фехтование. Этот вид спорта вообще трудно снимать. Но авторы фильма приложили все силы. Операторская работа – высший класс.

Кадр из фильма “Дорогие товарищи!”
Кадр из фильма “Дорогие товарищи!”

Сложность заключалась еще и в том, что во время тренировок и боев лица спортсменок были скрыты защитными масками. Скрыты масками эмоции. И передать психологическое состояние своих героинь актрисам было довольно сложно. Здесь им на помощь пришел оператор, ловивший каждое движение, каждый жест, каждый прыжок на помосте, каждый взмах руки.

Акцент в фильме сделан на противостоянии двух спортсменок: одна – обладательница многочисленных наград, кроме олимпийского золота; другая – начинающая, но амбициозная. И конфликт между ними будет набирать силу. Для одной Олимпиада – последний шанс; другая приехала в Москву из глухой провинции, чтобы побеждать, и все делает для этого…

На подходе еще одна спортивная драма, снятая Михаилом Милашиным, “Чемпион мира” (режиссер Алексей Сидоров, тот самый, чья “Бригада” вскружила всем голову). Материал далеко не самоигральный – легендарный матч 1978 года за звание чемпиона мира между Анатолием Карповым и эмигрировавшим из СССР в Швейцарию за несколько лет до этого матча Виктором Корчным.

Оператор изучал хронику матча, документальные кадры. Что получилось – увидим.

“Белый квадрат” за лучшую операторскую работу 2021 года получил Андрей НАЙДЕНОВ – “Дорогие товарищи!”.

“Белый квадрат” в номинации “Операторское признание” – Арману ЯХИНУ, основателю и главе российской компании Main Road Post, специализирующейся на создании визуальных эффектов. Созданные компанией эффекты – в фильмах “Метро”, “Сталинград”, “Притяжение”, “Вторжение”, “Спутник”. И это не полный список.

Почетный “Белый квадрат” имени Сергея Урусевского “За вклад в операторское искусство” присужден Михаилу АГРАНОВИЧУ.

Алена ДМИТРИЕВА

«Экран и сцена»
№ 23 за 2021 год.

Print Friendly, PDF & Email