Ничего кроме любви

Михаил Барышников в балете “Кающийся”. Фото Н.АЛОВЕРТ
Михаил Барышников в балете “Кающийся”. Фото Н.АЛОВЕРТ

Выставки фотографа-художника Нины Аловерт происходят регулярно (в сентябре этого года открылись ее персональные экспозиции, посвященные Сергею Довлатову в Уфе и Санкт-Петербурге). Нина Николаевна – автор книг, монографий, хорошо известных знатокам и любителям театра. Два года назад “ЭС” писала о презентации ее прекрасного альбома “Портрет театральной эпохи. Ленинградская драматическая сцена 1960–70-х”, вышедшего в издательстве “Балтийские сезоны”.

И все же в предисловии к буклету недавно открывшейся выставки “Мгновение танца” в московском Музее П.И.Чайковского (филиале Музея Музыки) Нина Аловерт пишет: “Балет – любовь моей жизни. Как у всякого зрителя, у меня есть свои пристрастия, свои любимые хореографы и балеты. Но как бы ни любила я “Спящую красавицу” Петипа, “Легенду о любви” Григоровича, “Красную Жизель” Эйфмана или “Весну священную” Марты Грэм, снимаю я танцовщиков. Я стараюсь уловить тот момент, когда они наиболее эмоциональны и выразительны или когда их танец наиболее красив. По моему убеждению, именно фотография хранит все лучшее в творчестве артиста, оставляя его имя и образ для истории балета”.

“Мгновение танца” представляет Нину Николаевну как историка искусства танца – напомним, что наша героиня окончила исторический факультет Ленинградского университета. И, хотя со своей основной специальностью – медиевистикой – она рассталась без сожалений, делом ее жизни стала летопись, начало которой положили снимки из зрительного зала ленинградского Кировского (Мариинского) театра середины 1950-х – начала 1960-х годов. Первые из них делались украдкой с помощью ставшего ныне антиквариатом аппарата “Киев” – одного из аналогов знаменитой “Лейки”.

Благодаря фотографиям Нины Аловерт мы можем представить себе золотое время выдающихся балерин и танцовщиков. Фантастическую, великую Аллу Осипенко в “Лебедином озере”, “Каменном цветке”, “Блудном сыне”. Восхититься совершенством, изысканностью ее линий. Оценить индивидуальность молодой Натальи Макаровой в балете Леонида Якобсона “Клоп”, в хореографической миниатюре Георгия Алексидзе “Сиринкс”.

Нина Аловерт любит вспоминать, как впервые увидела на Кировской сцене выпускника Вагановского училища Михаила Барышникова в вариациях из “Дон Кихота”. С этого момента она снимает почти каждое его выступление, от самых ранних – в “Сотворении мира” Натальи Касаткиной и Владимира Василёва и “Дафнисе и Хлое” Май-Эстер Мурдмаа до мировых триумфальных – в “Кармен” Ролана Пети, “Кающемся” Марты Грэм и так далее. “ЭС” пуб-ликовала главы и фотографии из книги Нины Аловерт о Барышникове “Я выбрал свою судьбу” (М., АСТ-пресс, 2005).

С 1977 года Нина Аловерт живет вместе с семьей в США. Ее фотографии публикуются в американских журналах “Dance Magazin”, “Ballet Review”, “Point”, позднее, после Перестройки, она будет активно сотрудничать с российскими журналами и издательствами.

Русский балет остается главной темой Нины Николаевны. Она снимала звезд Мариинского и Большого театра – Наталью Бессмертнову, Галину Мезенцеву, Юлию Махалину, Ульяну Лопаткину, Жанну Аюпову, Андриса Лиепу, Нину Ананиашвили, Светлану Захарову, Владислава Лантратова и Дениса Родькина на гастролях в Европе и США. И каждая фотография (сделанная во время действия или на репетиции) передает особую магию, которую Сергей Юрский назвал умением Нины Аловерт “входить во внутреннюю музыку роли, актерского существования на сцене”. Этот магический контакт – тайна мастерства, в глубине которой всегда любовь к танцовщику-творцу. Можно подолгу вглядываться в эти мгновения – покоя, мгновения – полета. На стендах, рассказывающих о Театре Марты Грэм, об American Ballet Theatre, мы видим тех, кто по праву стал звездой балета мировой величины – Диану Вишневу, Владимира Малахова. В центре экспозиции – сценический костюм Дианы Вишневой – белое “летящее” платье, отделанное черными “змейками” из “Лабиринта” Марты Грэм. В окне-витрине – пуанты Вишневой. Эти экспонаты были предоставлены музею самой балериной.

Выставка “Мгновение танца” организована в особом стиле, свойственном Нине Николаевне. Почти ежедневно она выкладывает на своей странице в фейсбуке виртуальные “залы”. Иногда ее коллажи посвящены одному или двум героям, иногда конкретному балету, ставшему важной вехой в истории театра. Так и на выставке есть стенды, посвященные отдельным театрам или одному спектаклю (к примеру, “Красной Жизели”).

Андрис Лиепа. Студийная съемка. Фото Н.АЛОВЕРТ
Андрис Лиепа. Студийная съемка. Фото Н.АЛОВЕРТ

Несомненная заслуга музея в том, чтобы сделать открытие выставки интерактивным в режиме онлайн. Виновница торжества – Нина Аловерт общалась с друзьями, коллегами из своего дома в Нью-Джерси. Однако поверить в то, что между нами простерся океан, было невозможно. Прежде всего, из-за свойственных нашей героине неизменных черт ее характера – редкостной открытости, душевной отзывчивости, чарующей доброжелательности.

Предваряя разговор, Нина Николаевна сформулировала сверхзадачу не только выставки, но и всей своей творческой жизни: “Время уходит. Уходят со сцены танцовщики. И мне всегда хотелось остановить мгновение. Показать момент творчества каждого танцовщика как единственного”.

В беседу включился Борис Эйфман. Он говорил с экрана, но эффект присутствия в общем, живом диалоге был налицо. Эйф-ман отмечал высочайшее мастерство замечательного фотографа. “Нине Аловерт, – сказал хореограф – свойственно редкое сочетание талантов, главный из которых позволяет ей запечатлеть не только внешнее, но и внутреннее состояние артиста”.

“Большое спасибо, что ты меня снимала всю мою карьеру, – начал свое объяснение в любви Нине Аловерт Владимир Малахов, – в Нью-Йорке, в Берлине, в Вене, по всему миру. Здесь, на выставке – малая часть того, что было сделано. Как и ты, я считаю, что видео не передает чудо танца, как это делает фотография. Я вспоминаю репетиции “Чайковского” Бориса Эйфмана и твои фотографии, снятые на этих репетициях. Я рад находиться здесь в доме Чайковского”. “А для меня было большим счастьем снимать тебя. Твой Чайковский – уникален, – отвечала Малахову Нина Аловерт.

“Ты сопровождаешь мою жизнь с самого детства”, – обратился к героине хореограф, режиссер Андрей Кузнецов-Вечеслов, представитель славного театрального рода (достаточно вспомнить, что его прапрапрабабушкой была Фанни Снеткова – первая Катерина в “Грозе” Островского. Это его маме – известнейшей балерине Ленинграда – Татьяне Вечесловой Анна Ахматова посвятила стихотворение “Надпись на портрете”: “Роковая девочка, плясунья, лучшая из всех камей”). И продолжил: “Самое главное, что есть в искусстве, благодаря чему, оно имеет возможность жить, это любовь. Ты так любишь балет, что твоя любовь ощущается в каждой твоей фотографии. У Бродского есть “Большая элегия Джону Донну”, в которой он перечисляет множество предметов, каждый из них превращается в искусство. Ты ловишь мгновение танца и оставляешь его жить навсегда”. На афише выставки и на обложке буклета-путеводителя – сцена из балета “Цикады”, ставшего заметным событием в жизни Петербурга. Он был поставлен балетмейстером Андреем Кузнецовым-Вечесловым в содружестве с режиссером Борисом Юханановым и художником Юрием Хариковым в Эрмитажном театре.

Главный редактор журнала “Балет” Валерия Уральская в своем выступлении назвала Нину Аловерт критиком с фотографическим взглядом. “Она умеет видеть сценические свершения глазами человека, знающего балет, умеющего запечатлеть эмоцию танцовщика в самый яркий момент. И вместе с тем Нина Николаевна пишет глубокие, аналитические тексты, неизменно доброжелательные и доказательные. Журнал “Балет” наградил Аловерт премией “Душа танца”. Название премии очень соответствует ее пониманию балета. Быть может, главная черта Нины Аловерт – душевная щедрость”.

Увидеть выставку “Мгновение танца” можно будет до 30 января 2022 года. В своей фейсбучной хронике Нина Аловерт пишет: “Такое время на дворе, что необходимо себя чем-нибудь радовать. Для меня собирать фотографии разных времен, разных театров и городов – тихая радость и приведение душевного смятения в норму. Потому что, собирая следующую экспозицию, я вспоминаю прекрасных артистов, которых имела счастье видеть и снимать. И эти воспоминания уже не подвержены изменениям”.

Екатерина ДМИТРИЕВСКАЯ

«Экран и сцена»
№ 20 за 2021 год.

Print Friendly, PDF & Email