Высокий класс лицедейства

Сцена из спектакля “Пять историй про любовь”. Фото Н.РОЖКОВАФинальным спектаклем орловского фестиваля “LUDI” стало “Кабаре 33” американского актера и джазового певца Бремнера Дьюти, живущего в переездах между Новым Орлеаном, Монреалем и Парижем. Он прославился как исполнитель зонгов Курта Вайля. В основе спектакля – реальная судьба знаменитого берлинского кабаре “Эльдорадо” 1920-30-х годов, где выступала Марлен Дитрих, закрытого нацистами.

Конферансье – Бремнер Дьюти приходит в “Эльдорадо” и с изумлением и страхом видит следы недавнего погрома: разбросанные костюмы и парики, поломанный реквизит, перевернутую мебель. Коллеги-артисты исчезли, их арестовали. Герой готов к бегству, но… в кабаре приходит публика, ее нельзя разочаровывать. Монолог “Они создадут министерство развлечений, где будет все, кроме развлечений” трансформируется в One Man Show, артист, меняя наряды, парики и маски, играет и поет за всех: мужчин, женщин, трансвеститов, клоунов. Грустные, а порой хлесткие, реплики и монологи между зонгами звучат удивительно злободневно.

В этом сумрачном и пряном “Кабаре” видна уверенная режиссерская рука (Дэйв Доусон), но спектакль прежде всего демонстрирует высокий класс лицедейства. Именно уровнем актерского мастерства отличался седьмой международный фестиваль “LUDI”, он проходит ежегодно, главный организатор и хозяин – орловский театр “Свободное пространство”, его худрук Александр Михайлов еще и директор фестиваля.

Грандиозная киргизская актриса Кулайым Каныметова в моноспектакле “Эсимде” (“Я помню”) по повести Чингиза Айтматова “Мате-ринское поле” (режиссер Бекпулат Парманов) за сорок минут сценического времени сыграла целую жизнь. Это движение не столько от юности к старости, сколько от счастья и гармонии к трагическому приятию жизни, отнявшей мужа и всех сыновей, но не убившей способности дарить добро тем, кто в нем нуждается. Спектакль шел без перевода, но, кажется, в нем не было необходимости: поразительные перемены лица (всполохи радости делали его прекрасным и молодым, горе мгновенно старило), скупые и предельно выразительные жесты: все средства актерской игры создавали историю, понятную любому.

В моноспектакле “Это я – Эдит Пиаф” Камерного драматического театра из Вологды (пьеса Нины Мазур, режиссер Яков Рубин) главное о жизни и искусстве великой француженки Ирина Джапакова (актриса редкого драматического дара и прекрасного голоса) сыграла не столько в драматических монологах, сколько в песнях. Хотя и в монологах было немало мастерства и искреннего чувства. Молодой болгарский актер Васил Дуев в моноспектакле “Все на столе” по исповедальной прозе Чарльза Буковски (режиссер Ана Батева) попробовал представить историю художника, черпающего творческую энергию из саморазрушения, особых отношений со смертью и вечного (заочного) поединка с отцом. Жаль, что силы явно одаренного актера большей частью ушли на крик и пафосную декламацию. Моноспектакль “Кайдара” из Италии – театральная попытка понять другого, иного, прежде всего – через культуру. Представил его миланский театр “Acordanto”. Режиссер “Кайдары” Руфин До Зейенуин – выходец из Африки, актриса Виола Венто – итальянка. Литературная основа – один из сакральных текстов кочующих пастухов Сенегала и Мали, посвященный обряду инициации и записанный малийским поэтом, писателем, антропологом и историком Амаду Хампате Ба. Текст связан с устной традицией, недаром записавший его говорит так: “Когда в Африке умирает старик, это как если бы сгорела библиотека”.

Открылся фестиваль моноспектаклем “Подлинная история фрекен Хильдур Бок”. Драматург Олег Михайлов создал постмодернистскую вариацию, посвященную тем жизненным перипетиям героини историй о Малыше и Карлсоне, про которые “забыла” написать Астрид Линдгрен. И пусть текст кажется несколько искусственным, а режиссура спектакля (его представило нижегородское творческое объединение “GRANART”, постановка Александра Ряписова) довольно однообразной, актерская работа Натальи Кузнецовой искупает все. В какой-то момент сочиненный общими усилиями персонаж (видно, как подбирали грим, парик, возрастной костюм молодой актрисе, разрабатывали старческие пластику и интонации) становится человеком без искусственной “оболочки”, чьи правда чувств и горький опыт потерь завладевают тобой без всяческих театральных ухищрений.

Надо сказать, что драматургия Олега Михайлова стала отдельным сюжетом нынешнего фестиваля “LUDI”. Хозяева – театр “Свободное пространство” – показали спектакль по его пьесе “Клятвенные девы” (режиссер Владимир Ветрогонов). В этой истории об экзотических албанских реалиях вполне внятно влияние “Дома Бернарды Альбы” Лорки. И есть шесть хорошо написанных женских ролей (правда, одной из женщин весь спектакль приходится изображать мужчину). Ансамбль актрис “Свободного пространства” выглядел гармоничным и сильным, никто не рвался в бенефициантки, но интересна была каждая.

Событием стала и читка пьесы Олега Михайлова “Телеграмма”, ее также осуществили актеры “Свободного пространства” в режиссуре Ларисы Леменковой. Мать девочки, главной героини, служила актрисой латышского театра “Скатуве” (“Сцена”), работавшего в Москве с 1919-го по 1937-й годы. Последний спектакль сыграли 8 ноября 1937-го, на сцену вышли только женщины, актеры-мужчины к тому времени были арестованы и расстреляны. Вскоре арестовали и актрис. Сюжет пьесы – рассказ о воображаемой попытке бегства из Москвы в Сибирь, в тайгу, к командированному/сосланному отцу. Здесь много перекличек (и литературной игры) с гайдаровскими “Чуком и Геком”, и, как это не впервые случается в театре последних лет, в прозе Гайдара вдруг начинают звучать трагические интонации. А пьеса Михайлова еще и о том, как человек в самые людоедские времена пытается сохранить достоинство. Давно я не слышал такого заинтересованного зрительского обсуждения, как то, что случилось после этой читки.Сцена из спектакля “Кабаре 33”. Фото Н.РОЖКОВА

Поговорим и о других показах седьмого фестиваля “LUDI”. “Карамазовы” сербского театра “Slavija” из Белграда (режиссер Владимир Лазич) собрали, кажется, все штампы театральных прочтений Достоевского: огромный крест, занимающий всю сцену, черно-белая гамма, крик, истерики, любовь, равная насилию, видео с мистическим колоритом. Многое искупила актерская работа Бранко Джурича в роли Федора Карамазова: витальность, обаяние даже в цинизме, крупная человеческая индивидуальность (на детях этого Карамазова-отца природа отдохнула). Пермский театр “У моста” сыграл “Череп из Коннемары” (режиссер Сергей Федотов), с которого двенадцать лет назад начинался русский МакДонах, теперь это, пожалуй, лишь тень легенды. Московский театральный центр “Вишневый сад” привез спектакль по арбузовской пьесе “Мой бедный Марат” (режиссер Вера Анненкова), имена трех его молодых исполнителей – Алина Мазненкова, Максим Дементьев и особенно Михаил Маликов (Марат) – имеет смысл запомнить. В “Марафоне” из Тель-Авива (Союз деятелей искусств Израиля, режиссер Аарон Исраэль) актеры больше часа бегали по кругу, доводя зрителя до головокружения и демонстрируя блестящую спортивную форму. В постановке “И плывет корабль” по прозе и эссеистике Ивана Бунина (режиссер Валерий Симоненко) еще одного орловского театра “Русский стиль” очень хорош был актер Евгений Безрукавый: и рассказчик, и в некотором роде сам Иван Бунин с его великим и уязвленным талантом (другие персонажи этого спектакля больше напоминали героев Зощенко).

И еще о двух работах, в чем-то полярных, но оставивших сильное впечатление. Поэтическое кабаре “Вдребезги” театра “Малый” из Великого Новгорода (режиссер Надежда Алексеева), посвященное поэзии и поэтам Серебряного века, пленило прежде всего совершенством формы: свет, звук (не столько музыка, сколько звучащее слово, звукопись), супрематические детали сценографии (художник Игорь Семенов), грим, костюмы, пластика. Никто из актеров не изображал Ахматову, Гумилева, Тэффи, Мандельштама, Цветаеву или Блока, они создавали атмосферу, воздух того трагического кабаре вековой давности, были пластичны, элегантны, умны. И сколько прекрасных, но почти забытых, а потому удивительно свежих стихов звучало в этом коротком спектакле!

Петербургский театр “Суббота” привез на фестиваль “Пять историй про любовь” по пьесе Елены Исаевой “Про мою маму и про меня” (режиссер Татьяна Воронина) – спектакль простой, душевный, трогательный, с хорошим актерским ансамблем, где надо особо отметить Татьяну Кондратьеву, прекрасно сыгравшую сразу несколько острохарактерных ролей. С живой музыкой маленького оркестрика, с песнями Джо Дассена и жестокими романсами. Орловская публика влюбилась в этот спектакль, а председатель фестивального жюри, режиссер Геннадий Тростянецкий не уставал приводить его в качестве образца того “театра для людей”, который нужен современной сцене.

Думаю, зрителю нужен разный театр. Каковым он, к счастью, и был на VII международном фестивале камерных и моноспектаклей “LUDI” в Орле. Еще несколько строк об его итогах. Специальные дипломы жюри: “за лучший актерский ансамбль” – спектакль “Клятвенные девы”; “за талантливое актерское прочтение прозы Ивана Бунина” – Евгений Безрукавый. Лучшая женская роль – Кулайым Каныметова. Лучшая мужская роль – Бранко Джурич. Лучшая режиссура – Надежда Алексеева. Лучший моноспектакль – “Кабаре 33”. Гран-при – “Пять историй про любовь”.

Владимир СПЕШКОВ

  • Сцены из спектаклей

“Пять историй про любовь”, “Кабаре 33”

Фото Н.РОЖКОВА

«Экран и сцена»
№ 14 за 2017 год.
Print Friendly, PDF & Email