Навигатор по афише

Сцена из спектакля “Кабаре Брехт”. Фото В.ВАСИЛЬЕВАВ этом году долгожданный фестиваль “Золотая Маска” открылся “Дон Жуаном” Моцарта Пермского театра оперы и балета (об этом спектакле подробнее в следующем номере “ЭС”). 29 февраля в соревнование вступают драматические театры, а 6 марта Жюри увидит спектакль, в котором соединятся опера и театр кукол – “Путешествие в страну Джамблей”.

По традиции “ЭС” обратилась к членам Экспертного совета с просьбой прокомментировать афишу будущего конкурса “Золотой Маски”, обратить внимание наших читателей на спектакли, представляющие, на взгляд экспертов, особый интерес.

 

Дина ГОДЕР

Раз уж “Золотая Маска” проводится в Москве, не буду вам советовать московские спектакли, их можно и в другое время посмотреть. Хотя, конечно, среди них у меня есть любимцы. Скажу про те, что приезжают из других городов.

Из Питера хочется посоветовать буквально все. Радость театрала – пародийные фантазии “Zholdak dreams: похитители чувств” в БДТ, где вокруг “Слуги двух господ” накручен клубок киножанров от мистики до приключений космических пришельцев. “Кабаре Брехт” Театра имени Ленсовета, где недавние студенты играют такой пугающе актуальный спектакль о судьбе и пьесах Брехта, что начинаешь ими мерить сегодняшний день. “Теллурия” Марата Гацалова, постав-ленная в Александринке, где шатер, накрывающий разрозненно сидящих зрителей, погружает их в бубнящую, мелькающую перед глазами, сбивающую с толку среду антиутопического романа Владимира Сорокина, своего рода игровую инсталляцию.

Стоит увидеть новичка на “Маске” из театральной провинции – полный бешеной энергии спектакль из маленького города Серова «Трамвай “Желание”», в котором волей режиссера Андреаса Мерц-Райкова действие американской пьесы перенесено сюда же, в уральский городок металлургов, и Стэнли стал местной заводской рок-звездой. Ярославский “Месяц в деревне” Евгения Марчелли тоже берет за горло именно своей витальностью, ну и прекрасными актерами тоже. Еще одни чудесные новички из маленького города – “Таня-Таня” театра-студии “Грань” Новокуйбышевска Самарской области. В спектакле Дениса Бокурадзе обаятельные молодые актеры создают такую легкую и музыкальную романтическую атмосферу, что я посоветовала бы на “Таню-Таню” ходить парами. Кстати, для детей в номинации “Эксперимент” в “Маске” имеется удивительное приключение – оперная бродилка с куклами “Путешествие в страну Джамблей” в постановке Вячеслава Игнатова и Марии Литвиновой, в Москву, правда, спектакль не приедет. Ну, а по части кукол (кстати, все кукольные спектакли в этом году отличные и все, как ни странно, взрослые), особенно хочу посоветовать страшноватую “Толстую тетрадь” Александра Янушкевича из Перми по Аготе Кристоф, мастерски соединяющую живых актеров с куклами, масками и предметами и создающую из всего этого уродливый и живой мир.

С детьми стоит сходить на впечатляющее визуальное шоу “Алиsа” из Красноярского ТЮЗа в постановке художника Даниила Ахмедова.

 

Ольга ФЕДЯНИНА

Многие обратят внимание на то, что в программе драматической “Маски” чрезвычайно богато представлен целый город. С моей точки зрения, по справедливости, потому что этот сезон был в первую очередь сезоном Петербурга, петербургских театров. Послеремонтный новый старт БДТ – высокоскоростной и очень мощный. В результате в конкурсе оказались три совершенно разных режиссера с тремя выразительными и крупными спектаклями: “Пьяные” Андрея Могучего, “Человек” Томи Янежича, “Zholdak dreams” Андрия Жолдака. Парад премьер и от Александринского театра – в диапазоне от музейной экстраваганцы (предреволюционный “Маскарад” Мейерхольда в реконструкции-римейке Валерия Фокина) до авангардной “Земли” Максима Диденко. Самая яркая театральная публицистика сезона – “Кабаре Брехт” Юрия Бутусова (Театр имени Ленсовета), политический, пуб-лицистический спектакль, в котором тексты Брехта легко преодолевают границу между сценой и залом. И замечательный детско-недетский наивный и непростой кукольный “Ваня” театра “Karlsson Haus”.

Вторая “нога”, на которой стоял прошедший сезон, – региональная. У “Маски” в этом году очень разнообразная и необычная география. Появилось много сильных работ в порой малоизвестных или не очень известных за пределами своего региона театрах. Некоторые из них окажутся в Москве впервые: драмтеатр города Серова привезет «Трамвай “Желание”», театр “Старый дом” из Новосибирска – докдраму из жизни ученых “Элементарные частицы”, Русский драматический театр Удмуртии (Ижевск) “Маленькие трагедии”, театр-студия “Грань” из Новокуйбышевска – спектакль “Таня-Таня”. А еще нужно посмотреть спектак-ли режиссеров-мастеров из провинции, как минимум, “Месяц в деревне” Евгения Марчелли в Ярославском театре имени Федора Волкова и эпическую “Колыбельную для Софьи” Алексея Песегова Минусинского театра драмы. К этому стоит добавить фееричную “Алиsу” из Красноярска (ТЮЗ) и два кукольных, но совершенно не детских спектак-ля: “Панночка” из Томска и “Сияющая в ночи” театра кукол “Гулливер” из Кургана.Сцена из спектакля “Пьяные”. Фото С.ЛЕВШИНА

Третья “нога” сезона – московские премьеры. Столичной пуб-лике странно рекомендовать столичные же репертуарные спектакли, а для всех остальных – не пропустите уникальные для российского театра “Сказки Пушкина” Роберта Уилсона в Театре Наций и актерское трио Олег Табаков – Наталья Тенякова – Дарья Мороз в “Юбилее ювелира” Константина Богомолова (МХТ имени А.П.Чехова). Для тех, кто любит классику в современных режиссерских интерпретациях, есть “Сон в летнюю ночь” в “Мастерской П.Н.Фоменко”, “Самоубийца” в театре “Студия театрального искусства” Сергея Женовача, “О-й. Поздняя любовь” в “Школе драматического искусства” и “Обыкновенная история” в Гоголь-центре. Тем, кто интересуется радикальным экспериментальным театром, – прямая дорога на московский спектакль-променад группы “Римини протокол” “Remote Moscow” и в Электротеатр Станиславский – на первую российскую постановку Ромео Кастеллуччи “Человеческое использование человеческих существ”. Наконец, театрально-акустический перформанс Петра Айду “Звуковые ландшафты” в “Школе драматического искусства” хочется порекомендовать абсолютно всем, но театр, как известно, не резиновый.

 

Владимир СПЕШКОВ

Как эксперт я могу судить о драме и куклах, но все же хочу заглянуть и на территорию музыкального театра, чтобы посоветовать любителям оперы не пропустить спектакль “Сатьяграха” из Екатеринбурга. Первая постановка на российской сцене уникального сочинения Филипа Гласса – уже событие. Труппа Екатеринбургской оперы под руководством дирижера Оливера фон Дохнаньи уверенно справляется не только с непривычной музыкой, но и с языком, который (в отличие от итальянского или французского) ей явно внове: “Сатьяграху” поют на санскрите. И прекрасно поют (вспомнилась строчка из Евтушенко: “Как будто вся советская страна заговорила разом на санскрите”). Но ведь и играют прекрасно. Не только исполнители центральных партий (прежде всего Владимир Чеберяк – Махатма Ганди), но и хор с мимансом в на редкость живописных и психологически достоверных массовых сценах. Сто человек составляют единое целое, но успеваешь увидеть и разглядеть каждого. В драме такое сегодня редко встретишь.

О драме. Не буду лишний раз рекламировать столичные или петербургские спектакли: у созданий Валерия Фокина, Алексея Бородина, Сергея Женовача, не говоря уже о Константине Богомолове или Юрии Бутусове, всегда найдется благодарная (или негодующая) публика. Лучше скажу о спектаклях, которые приедут в Москву из провинции, но совершенно не провинциальны во всех своих составляющих: режиссура, сценография, актерский ансамбль. У театральной феерии “Алиsа” Красноярского ТЮЗа три “золотомасочных” номинации со словом “художник” (Даниил Ахмедов номинирован дважды: как сценограф и художник по костюмам, Тарас Михалевский как художник по свету). Это, действительно, прежде всего, театр художника, пиршество визуальных фантазий на темы Льюиса Кэрролла (в спектакле без слов есть, однако же, мир кэрролловской прозы), аттракционов, полетов над сценой и залом, сладкого ужаса и горького смеха, ночных кошмаров и беззаботной клоунады. Идеальный спектакль для зрителей всех поколений. И в нем в идеальной гармонии с фантазией художника работает вся труппа Красноярского ТЮЗа и ее первая актриса Елена Кайзер в роли повзрослевшей Алисы, оглядывающейся на свое удивительное детство. киев днем и ночью 4 сезон смотреть онлайн 2017

Уж чем богата театральная Россия, так это актерскими талантами. Их стоит увидеть. Грандиозную, страстную Анастасию Светлову – Наталью Петровну в “Месяце в деревне” ярославской Волковской драмы (режиссер Евгений Марчелли). Чем-то похожую на бабановскую, но из совсем другой пьесы (“Таня-Таня” Ольги Мухиной), Таню Юлии Бокурадзе (это спектакль театра-студии “Грань” города Новокуйбышевска, режиссер Денис Бокурадзе). Гульнару Казакбаеву, с редкой лирической силой играющую Галиму, главную героиню спектакля Башкирского театра драмы имени Мажита Гафури “Черноликие” (своеобразное башкирское “Древо желаний”, трагическая история любви и нетерпимости, режиссер Айрат Абушахманов). Брутального Стэнли Ковальски Петра Незлученко (в спектакле Серовского театра драмы «Трамвай “Желание”» в постановке Андреаса Мерц-Райкова герой Теннесси Уильямса оказывается не только уральским металлургом, но и крутым рокером, и все это художественно оправданно и по-своему лихо). Дуэт Ольги Смеховой и Игоря Фадеева, играющих потаенную, тягучую, медитативную историю любви и преступления в “Колыбельной для Софьи” – спектакле режиссера Алексея Песегова в Минусинском театре драмы. Актерский ансамбль новосибирского театра “Старый дом”, справляющийся с непростым материалом “Элементарных частиц” – вербатима о новосибирском Академгородке как несостоявшемся Городе солнца (режиссер Семен Александровский).

В кукольном разделе номинировано пять спектаклей. Один московский (“Безумный день, или Женитьба Фигаро” Театра Образцова), один петербургский (моноспектакль “Ваня” театра “Karlsson Haus”), “Панночка” томского “Скомороха”, “Сияющая в ночи” курганского “Гулливера” и “Толстая тетрадь” Пермского театра кукол. Все рассчитаны на взрослого зрителя, все достойны внимания. Я бы особо советовал не пропустить “Сияющую в ночи”: кроме экзотической и мистической японской истории, перенесенной на курганскую сцену “аутентичными” мастерами (режиссер Ёити Нисимура и художник Кадзунори Ватанабэ), в спектакле этом есть редкая актерская работа Татьяны Кокиной, играющей свою лунную принцессу с мастерством и тонкостью.

Сцена из спектакля “Кабаре Брехт”. Фото В.ВАСИЛЬЕВА
Сцена из спектакля “Пьяные”. Фото С.ЛЕВШИНА
«Экран и сцена»
№ 4 за 2016 год.
Print Friendly, PDF & Email