Мария Львова

Неклассическое безумие

Про бельгийца Люка Персеваля, занявшего в 2009 году место главного режиссера гамбургского театра “Талия”, Москва слышала давно, а Петербург уже неплохо с ним знаком. Но вот благодаря “Сезону Станиславского” и столичный зритель получил возможность составить собственное мнение о режиссере, прославившемся именно радикальным переосмыслением классических пьес. Судя по чеховскому “Вишневому саду” (см. “ЭС” № 13, 2012)…

Любовь в фотографиях

Черно-белое прошлое и цветное настоящее, неформальные портреты и стоп-кадры спектаклей – в фойе Театрального центра “На Страстном” открылась персональная выставка “По системе Станиславского” театрального фотографа Михаила Гутермана. Теплоэнергетик по образованию, уже далеко не юным человеком он поменял род занятий и стал снимать театр и людей театра. Как и у многих других представителей этого, и не…

Игра, игрища и забавы

На вопрос “Зачем вы стремитесь на сцену? Зачем играете в театре?” из аудитории, замершей перед профессором Д.В.Трубочкиным, неслись задумчивые ответы: “Там можно прожить совсем другую жизнь. Скучно всегда быть собой. Переодевшись, можно почувствовать себя кем-нибудь другим, даже, например, женщиной!” Для них все впервые, все в новинку. К примеру, вопрос: “а что такое классика?” не породил…

Шекспир в мягкой обложке

Сначала бросят бумажку на пол, потом плюнут, а там, глядишь, уже приносят в жертву девственниц. Кто ходит в театр – тому два шага до поедания христианских младенцев и испражнения на газонах. Но ведь кто-то в этом “цивилизующемся” обществе должен возвращать книги в библиотеку, заворачивать колпачки на тюбиках зубной пасты, протирать унитаз и опустошать карманы штанов…

Из области фантазий

В представлении “Ботаника” американского театра “Момикс” танцуют не только – в соответствии с названием – женщины-подсолнухи, люди-деревья, пестики-тычинки и пальма, похожая на кальмара. Есть еще и люди-жучки, человек-улитка, умирающие тараканы, бархатные кентавры, смерч, чудом возникающий из белого флага, хохлатые ухающие птицы на роликовых коньках и множество других представителей животного мира. Инсталляции из ярких костюмов, гибких…

Джаз на пожарище

В своей “Чайке” Юрий Бутусов окончательно отринул главную обманку театра ХХ века – что режиссер должен умереть в актерах. Он не только отказался в них умирать, а, расталкивая персонажей пьесы, ввел в число действующих лиц себя самого, режиссера Юрия Бутусова. Впрочем, все актеры “Сатирикона”, занятые в спектакле, активно теснят чеховских героев со сцены, отбирают друг…