Несмиренное кладбище

Кадр из фильма “Парень с нашего кладбища”“Парень с нашего кладбища”. Режиссеры Илья Чижиков, Антон Чижиков

Картину Ильи Чижикова “Ушелец” Сергей Сельянов увидел на фестивале студенческих и дебютных фильмов “Святая Анна” и решил пригласить молодого режиссера ставить сценарий “Парень с нашего кладбища” – на тот момент он находился в разработке студии “СТВ”. Написан сценарий был Владимиром Серышевым, тоже дебютантом. Позже к проекту присоединился брат Ильи, Антон, в результате в титрах появились режиссеры братья Чижиковы.

Все дебютанты подошли к своей работе очень энергично, несмотря на то, что пространство, в котором происходит действие фильма, особой энергией не отличается. Это старинное кладбище на окраине Москвы, почти закрытое, похороны там происходят редко, по договоренности, и на воротах обычно висит замок. Таинственное место. “А людям интересно, что происходит на кладбище”, – говорит Сельянов, и он абсолютно прав.

Директор кладбища Василий Иванович (Александр Ильин) чувствует себя спокойным, когда на вверенном ему объекте не происходит ничего. Но тихим этот погост не назовешь, и за довольно короткий срок на кладбище сменяются пять охранников, объясняя свой уход тем, что плотное общение с мертвыми их не устраивает. В первых кадрах с кладбища в ужасе убегает последний охранник, опрокинув кастрюлю с борщом. Чуть позже засохший, красный след от борща будет с интересом рассматривать новый охранник, Коля, племянник Василия Ивановича.

Колю играет Александр Паль, всем знакомый по фильмам Жоры Крыжовникова “Горько” и “Горько-2”, в роли брата главного героя, отвязанного завсегдатая колоний. Но брат Леха был нервный, дерганый, весь на разрыв и надрыв, чем-то напоминающий знаменитого Промокашку. В Коле же, как это ни странно – а может быть, как раз и ни странно, есть что-то от Данилы Багрова.

Багрова непременно вспомнишь, когда Коля будет копаться в сарае, пытаясь сделать себе оружие для защиты от разных непрошеных гостей, и соорудит, в конце концов, дубину с гвоздями – в “Брате-2” Данила тоже обстоятельно, уверенно ладил пистолет с гвоздями. Но сходство не только в этом, у обоих персонажей есть расслабленность, детское обаяние, легкая нагловатость, кажущаяся недалекость, внутреннее спокойствие, бесстрашие. Коля не столь объемен и загадочен, но и фильм не претендует на масштабность, это мистическая молодежная комедия, и братья Чижиковы впервые взялись на полный метр.

Что не помешало им сделать нескучной историю, которая вся происходит на кладбище – за исключением короткой сцены на вокзале – и отнюдь не перенасыщена персонажами. Действие движется бодро и упруго, сцены не провисают, герои фактурны, шутки не отталкивают, а финальный танец Коли с мертвецами можно назвать лучшей сценой фильма.

Но сперва Коля обживается на новом месте – вешает на стену сторожки портрет отца, погибшего при исполнении, фотографирует памятники, с которых можно украсть цветные металлы, приручает кладбищенских собак, натягивает на тропинках леску с колокольчиками, чтобы быстро изловить ночных воров, и жестко обходится с торговкой цветами, потому что эти цветы она ворует с могил.

Служба для Коли – самое главное. Он очень ответственный и очень принципиальный, и юной красавице (Кристина Казинская), по ночам проходящей через кладбище к дому, поясняет, что до самого дома проводить ее не может, поскольку пост покидать нельзя, и сообщает о разнице между сторожем и охранником: “Сторож спит, а охранник бдит”.

Благодаря Колиной ответственности кто-нибудь не сразу догадается, где в действительности находится дом красавицы – но, во-первых, Владимир Серышев и братья Чижиковы ничего особенно и не скрывают, а во-вторых, предлагают и другой поворот сюжета, криминальный.

Авторитет Ярцев (Игорь Жижикин) появляется на кладбище каждый день, чтобы положить на могилу брата-близнеца свежий букет и оставить там рюмку с водкой, к радости местного алкоголика. Немного странно видеть портрет актера, выбитый на могильной плите, а рядом – его живого. Но на эту странность режиссеры и рассчитывали – особый кладбищенский юмор, на который, кстати, горазд и Василий Иванович, поскольку положение обязывает: с серьезным лицом велит не сходить ночью с тропинки, а то мертвецы утащат, а потом утробно хохочет.

С появлением Коли на кладбище постоянно что-то происходит. То приедет на мотоциклах местная шпана (главный – Владимир Сычев), и придется кидаться в них автомобильными шинами, потому что больше нечем. То петарды, которыми Коля сменит колокольчики, попадут в сторожку и сожгут ее дотла. То придется “Скорую” вызывать, разговаривать с колоритнейшим врачом. Потом это колоритное лицо окажется на памятнике, мимо которого Коля будет проходить, – а может, и не оно, среди гранитных дел мастеров не так уж много настоящих художников.

В глубокой ночи Коля встретит маленького большеглазого мальчика в черном балахоне с капюшоном. Сделав круг из толстых свечей и нацепив на голову театральную маску, мальчик пытается вызвать Пиковую даму, но она все не приходит и не приходит. А как-то явятся менты и скажут, что в заброшенном склепе скрывается маньяк. Поищут маньяка, не найдут, оставят Коле свой номер, который окажется несуществующим.

К этому моменту характеры главных героев уже предельно ясны, а так как цели углублять их не было (с одной стороны, зря, с другой – жанр диктует свои правила), надо снова придумывать что-то с сюжетом. И криминальная линия сплетается с мистической. Да, кладбище служит пристанищем для бандитов и вызывает интерес полиции. Но при этом в нужный момент возникающие в кадре фото на памятниках и интересная бледность красавицы, которая ведет с Колей милую беседу, но его предложение приготовить чебуреки как-то не поддерживает, убеждают в том, что не все персонажи фильма живы.

Становится интересно отгадывать, кто именно жив, а кто нет, и за этим веселым занятием можно мирно добраться до финала, попутно отметив великолепный дуэт двух полицейских, всем своим видом, включающим в себя комсомольский задор и прищур, показывающих, что служба у них опасна и трудна, но раньше они думают о Родине, а потом – о себе.

Однако милый старичок, которому Коля по доброте душевной разрешил поставить памятник на могиле сына (на старинном кладбище такое не разрешено), устанавливая у камня фотографию сына и его друга-сослуживца, проговорится, что погибли они всего лишь год назад. Взглянув на фото и поняв, отчего номер, оставленный полицейскими, оказался несуществующим, Коля догадается, что уже вступил в контакт с обитателями кладбища, хотя этого и не хотел.

И фильм вырулит к сказочному финалу… Красавица очень коротко расскажет, что на кладбище все лежат до поры до времени, а потом их куда-то забирают, а остальные мертвецы, которые почему-то все ходят в черных балахонах с капюшонами (кто их им выдает? зачем?), дадут Коле пачку денег, попросят обустроить кладбище – “Ведь это наш дом”, и поверят, что Коля с деньгами не сбежит.

Симпатичное получилось кино у братьев Чижиковых. Единственное, что может опечалить, те моменты, где заметно, что кино это могло получиться намного лучше. Например, актеры, которые иногда заметно переигрывают. Или саундтрек – будь он поразнообразнее и поискуснее подобран, мог бы сообщить фильму недостающий объем или даже глубину. Но если в связи с “Парнем с нашего кладбища” говорить не о результате, а о перспективах, то они хорошие: держать зрительский интерес братья Чижиковы умеют. А если все-таки говорить о результате, то сборы покажут: “Парень с нашего кладбища” идет в большом количестве кинотеатров, а самое главное то, что его показывают не только в крупных городах, но и в маленьких, рассчитывая на то, что местные жители непременно заинтересуются картиной.

И они могут заинтересоваться, поскольку людям действительно интересно то, что происходит на кладбище.

Жанна СЕРГЕЕВА
«Экран и сцена»
№ 17 за 2015 год.
Print Friendly, PDF & Email