Обязанность навидеть

Сцена из спектакля “Детство. Коромысли”. Фото предоставлено пресс-службой фестиваля
Сцена из спектакля “Детство. Коромысли”. Фото предоставлено пресс-службой фестиваля

Четыре девушки в черных элегантных нарядах сидят на фоне освещенного экрана. Они не актрисы и не певицы, народные песни, причеты, заплачки, голошения и колыбельные в их устах не звучат научной или профессиональной реконструкцией, буквальным воспроизведением этнографического фольклорного материала. “Я не фольклорист”, “Мы не носители традиции”, – заявляется в начале каждой из трех частей аудиального перформанса “Коромысли”. Это их, современных городских жительниц, личная интерпретация. Лаконичные строки авторского текста, появляющиеся на экране, объясняют, комментируют, иронизируют, размышляют, остраняют, задают вопросы, вовлекают зрителя в странный диалог с традицией, с прошлым, с мистикой, а в конечном, неожиданном итоге – с самим собой.

Первая часть “Коромыслей” новосибирского режиссера Полины Кардымон и ее соратниц была создана в 2019 году, в ней началось исследование чувств, вызываемых в современном человеке архаическим ритуалом, древней силой, упорядочивающей быт, жизнь и смерть, спасающей и утешающей. Продолжение перформанса “[сыра земля]. Коромысли. Глава 2”, посвященное смерти, прощанию, расставанию, переходу из мира живых в мир мертвых, приняло участие в “Золотой Маске”-2022 в номинации “Эксперимент”. Создание же третьей части, “Детство. Коромысли”, частично происходило в рамках резиденции “Сила слова”, состоявшейся в музее-усадьбе Л.Н.Толстого Ясная Поляна, благодаря чему в многоголосье прошлого и современности включился голос еще одного участника – яснополянской природы, насыщенной тщательно сберегаемой историей.

Вопросы взаимоотношений истории и сегодняшнего дня, консервации и живой жизни, оригиналов и копий, подлинников и их воспроизведения – не чужды яснополянским музейщикам, они решают их ежедневно и ежечасно, постоянно балансируя между необходимостью бережно хранить музейные артефакты, “единицы хранения”, и тысячами глаз посетителей, тысячами ног, шуршащих по половицам исторического дома Толстых, по дорожкам исторических садов и лесов. Оградить или распахнуть, запретить, защищая от разрушения, или разрешить, увлекая и просвещая, – вечная дилемма хранителей. Подобные проблемы еще в большей степени встали перед организаторами театрального фестиваля “Толстой”, состоявшегося в шестой раз на территории музея-усадьбы. В мрачном 2022 году он посвящен детству, на выбор темы натолкнули сразу две годовщины – 170-летие выхода одноименной повести Толстого и 160-летие венчания писателя с Софьей Андреевной Берс, положившего начало длинной семейной жизни, большей частью протекавшей в Ясной Поляне.

На первый взгляд, новосибирские “Коромысли” не связаны впрямую ни с литературным наследием писателя, ни с его биографией, но непосредственно вырастают из быта крестьян, которому посвящена немалая часть яснополянской экспозиции. В названии перформанса через понятное “коромысло” проступают “мысли” – выгнутые дугой, искусно сработанные, любовно выделанные. Представление “Коромыслей” рождается в полифонии пения, текста и внутренней работы зрителя: мы одновременно вслушиваемся в непривычно звучащие напевы, со странной ритмикой и мелодикой, архаичной лексикой, читаем краткие реплики-комментарии на экране и пытаемся осознать собственный внутренний отклик.

“Коромысли” рассказывают о том, как ритуалы и община помогали нашим предкам переживать и проживать самые страшные и самые радостные события и пограничные состояния – рождение, свадьба, умирание, сиротство.

Новорожденный – легкая добыча для смерти, поэтому первые 40 дней, до крестин, ребенка называли красным мясом и никому не показывали, чтобы смерть не догадалась и не пришла в дом. Недоношенного, “недоделанного” младенца повитуха заворачивала в тесто и “допекала” в печи. На широком застолье после крестин подводили итоги родов – перераспределяли обязанности в семье, называли новые семейные “должности”, кто кому кем теперь приходится. “Веселее, чем в роддоме, правда?” – посмеивается ремарка на экране. Жизненные события, которые современного человека оставляют в одиночестве или, что еще страшнее, наедине с обезличенной государственной машиной, непосредственно отражались на всех членах общины, встраивались в общий жизненный цикл семьи, рода, деревни, праотцов и праматерей. Ритуалы, обычаи, обязанности помогали, защищали и упорядочивали чувства, утверждали законное право человека испытывать и выражать радость, горе, любовь, ревность. И вместе с тем обязывали, предписывали и даже обучали этому. И главным проводником было пение. Русские, украинские, белорусские народные песнопения исполняются в “Коромыслях” Анной Замараевой, Натальей Серковой, Алиной Юсуповой и Дарьей Воеводой. Неудивительно, кстати, что перформанс производит на зрителей волшебное терапевтическое действие, помогает осознавать и принимать себя и свои эмоции или, по крайней мере, двигаться в этом направлении – одна из его создательниц, фольклористка, этнограф и психолог Елизавета Тюгаева занимается среди прочего музыкальными и голосовыми терапевтическими практиками.

Исполнительницы-”коромыслинки” на наших глазах в пении проживают и исследуют опыт предков, и оказывается, что пращуров волновали те же темы, что десятилетиями, а возможно, и столетиями позже – Льва Толстого: богоискательство, боговопрошание и богоборчество, стремление к счастью, обязанность “навидеть” – любить и беречь своих близких, познание главных истин на пороге жизни и смерти, смирение перед неизбежным.

Фестиваль “Толстой” объединил в лесах и полях под Тулой художников очень разных жанров, масштаба, опыта, устремлений и типов публики. Обширная детская программа привлекла в усадьбу множество семей с детьми: на площадке “Теплица” на месте графских оранжерей прошли мастерские, театрализованные лекции и мастер-классы; в помещениях усадьбы и прямо в лесу спектакли показывали санкт-петербургский “Karlsson Haus”, московский “Домик Фанни Белл”, тульские Театр кукол и Театр юного зрителя.

Сцена из спектакля “В поисках синей птицы”. Фото предоставлено пресс-службой фестиваля
Сцена из спектакля “В поисках синей птицы”. Фото предоставлено пресс-службой фестиваля

Безусловным хэдлайнером фестиваля, самым громким и многолюдным его событием стала масштабная “Война и мир” Римаса Туминаса и Вахтанговского театра, дважды сыгранная на выстроенной на поляне в лесу сцене с открытым зрительным залом. По признанию опытных гастролеров вахтанговцев, такое техническое соответствие высоким требованиям им встречалось мало в каких “настоящих” театрах с четырьмя (и больше) стенами. И если формально и технически сложнейший пятичасовой спектакль шел под открытым небом в точности так, как в собственном зале на Арбате (за исключением петличек-микрофонов у актеров), то зрительское впечатление усиливалось и усложнялось бушующей вокруг природой – запах цветущих лип, вечернее, а затем ночное небо, гром, молнии и, наконец, проливной дождь. В окружении тех самых аллей и стен, где Толстой писал свой роман, спектакль литовского режиссера приобрел особенный смысл, стала яснее провидческая простота Толстого, не теряющая актуальности в нынешнем веке, высветился гуманистический пафос романа и его сценического воплощения, проповедь любви и ненасилия при отчетливом осознании беспомощности личности перед ритуалами общества и перед разрушительным ходом истории.

Мария ЛЬВОВА

«Экран и сцена»
№ 14 за 2022 год.

Print Friendly, PDF & Email