Проводим эксперимент

Сцена из спектакля «DQ». Фото И.АФАНАСЬЕВОЙ
Сцена из спектакля «DQ». Фото И.АФАНАСЬЕВОЙ

Завершила работу XV Международная летняя театральная школа СТД РФ. В этом году она собрала 86 артистов из России от Москвы до Хабаровска и 11 стран мира – Азербайджана и Армении, Кыргызстана и Узбекистана, Турции и Монголии, Болгарии и Финляндии.

Как обычно в программу были включены важные профессиональные дисциплины: мастерство актера, вокал и ритмика, сценическая речь, сценическое движение и сценический бой. Мастер-классы провели Вениамин Фильштинский, Евгений Писарев, Станислав Любшин, Юрий Бутусов.

Помимо участия в общих занятиях каждый выбирал себе педагога и жанр итоговой работы – драма, современный танец, театр кукол. С 24 по 27 июня в Театральном центре на Страстном проходили финальные показы пяти выпускных спектаклей.

Если попробовать суммировать впечатления от традиционного мини-фестиваля, бросается в глаза тенденция сочинения спектаклей-перформансов на стыке жанров. Единственной классической пьесой оказался «Лекарь поневоле». Впрочем, «классическим» этот спектакль не назовешь. Ведь мольеровский текст артисты играли в сценической редакции и режиссуре Николая Коляды. Общение с Николаем Владимировичем – личностью уникальной, создателем своего неповторимого стиля в драматургии и на сцене – редкое везение для молодого актера.

Спектаклю «Александр Сергеевич. Деградация» режиссер Денис Азаров дал подзаголовок «Фантазии и импровизации на стихотворения Пушкина, на Пушкина и иногда на Гоголя». Вспомнилась выставка-квартирник Дмитрия Александровича Пригова, где одним из экспонатов стал кубик с надписью «Пушкин». Когда посетитель открывал крышку, он читал внутри кубика следующие слова: «Неужели вы думали, что там действительно Пушкин?». Ассоциация с поэтами-концептуалистами неслучайна, как и их родство с обэриутами. Кажется, что именно их творчество вместе с анекдотами, приписываемыми Даниилу Хармсу, питали воображение режиссера. Денис Азаров признался, что ему хотелось разрушить надоевшие клише, вывернуть наизнанку примитивные представления о «нашем всём», которыми закормили бедных школьников.

Азаров попытался соединить документальный театр с театром абсурдистским. Могло показаться, что имя Пушкина в спектакле произносится всуе, а бегущие на экране титры – стихи и биографические сведения о дуэлях Поэта существуют отдельно от сценического текста. Безусловно, задача, поставленная режиссером, менее всего требовала ясного нарратива. Важнее, считал Денис Азаров, объединить незнакомых друг с другом артистов в ансамбль. «Александр Сергеевич. Деградация» – лабораторная работа, и по увлеченным лицам участников становилось очевидным, что цель оказалась достигнутой.

Сегодняшний театр может легко обходиться без слов, и интересные примеры невербального искусства вошли в итоговую программу. Пианист и композитор Петр Айду в «Саундтреке» предложил своей команде общими усилиями сочинить перформанс из шумов. За основу условного сюжета взят принцип и технология озвучивания фильмов, когда изображение синхронно сопровождают шорохи, скрипы, завывания, громовые раскаты, извлекаемые из самых невероятных предметов и фактур.

Шесть лет назад перформанс «Звуковые ландшафты» Петра Айду был удостоен «Золотой Маски» в номинации «Эксперимент». Тогда в качестве инструментов использовались старинные театральные машины, имитирующие грозу, ливень, стук колес. Древние технологии помогали созданию нового типа спектакля. Уроки «Саундтрека», без сомнения, будят фантазию, расширяют представления артистов о границах и возможностях театра.

Фестиваль «Золотая Маска» из года в год следит за новыми веяниями. И не случайно Летняя школа искала педагогов-постановщиков среди имен лауреатов Национальной театральной премии. Несколько лет назад заместитель председателя СТД РФ Дмитрий Мозговой в интервью «ЭС» говорил о том, что все больше артистов драмы, приезжающих на Летнюю школу, хотят попробовать себя в кукольном жанре. В этом году режиссер и художник Анна Викторова предложила своей команде вместе сочинить спектакль о DQ – великом идеалисте Дон Кихоте: «Наш инструмент – КУКЛА. Мы придумываем ей характер, ищем пластику, сочиняем ее мир и пространство, учимся ею управлять. Или, может быть, она пытается нами управлять?»

За короткий срок артисты осваивали не только навыки кукловождения, но и учились делать кукол. Дон Кихот в спектакле существует в нескольких ипостасях. В прологе на постели лежит ростовая кукла – дряхлый, измученный жизнью старик. В спектакле важна игра масштабов. Маленькая, подвижная кукла (так материализуются воспоминания героя) – скачет на воображаемом Росинанте, читает, совершает омовение перед посвящением в рыцари. По замыслу режиссера, участники спектакля – коллективный Санчо Панса, верный оруженосец Дон Кихота. И какая-то особая нежность, любовь новоиспеченных кукольников к главному персонажу делают «DQ» на редкость трогательным зрелищем.

В финале на сцену «выплывают» парусники – непобедимая армада. Как хотелось бы, чтобы «донкихотство» театральных деятелей, благородство помыслов, прекрасная склонность к фантазированию оказались непобедимы.

Екатерина ДМИТРИЕВСКАЯ

«Экран и сцена»
№ 13 за 2022 год.

Print Friendly, PDF & Email