Любовь пространства

В спектакле “Как важно быть серьезным”. Фото Е.КОНДРАТОВОЙ
В спектакле “Как важно быть серьезным”. Фото Е.КОНДРАТОВОЙ

Светлана Владимировна Немоляева служит в Театре имени Вл.Маяковского шестьдесят три года, и в свой юбилейный день рождения 18 апреля она должна выйти (даже выехать! на велосипеде!) на его сцену в спектакле Анатолия Шульева “Как важно быть серьезным” по пьесе Оскара Уайльда. Именинницу, несомненно, завалят цветами, а все пространство театра будет в этот день дышать и любовью, и искусством, и “почвой и судьбой”.

Судьба этой актрисы от судьбы этого театра неотделима, так сложилась ее жизнь – и творческая, и личная. На сцену Театра Революции выходил когда-то еще ее дядя, актер Константин Немоляев. Окончив ВТУ имени М.С.Щепкина и пропустив традиционные студенческие показы в театры из-за съемок в кино (в фильме-опере “Евгений Онегин” Немоляева сыграла Ольгу Ларину), несколько месяцев она была актрисой Московского театра на Спартаковской, где, кстати, произошла и первая встреча с режиссером Андреем Гончаровым, а потом, очевидно, вмешалась та самая судьба. Светлана Немоляева согласилась помочь приятелю – подыграла в отрывке на показе в Театр имени Вл. Маяковского, и была принята Николаем Павловичем Охлопковым в труппу. Ее первые роли – “девушки с косичками” да “девушки в белом”, милые юные Маши и Майи из советской драматургии и – вводы. Но одновременно с Немоляевой в театр был принят молодой актер, ленинградец и выпускник Школы-студии МХАТ – Александр Лазарев, за которого вскоре она вышла замуж. Их прекрасный, трогательный и нежный союз продолжался более полувека, а теперь достойной партнершей Светланы Владимировны по сцене стала их внучка – Полина Лазарева.

В спектакле «Трамвай “Желание”». Фото предоставлено пресс-службой Театра имени Вл. Маяковского
В спектакле «Трамвай “Желание”». Фото предоставлено пресс-службой Театра имени Вл. Маяковского

В 1967 году театр возглавил Андрей Александрович Гончаров, через три года Светлана Немоляева сыграла в его спектакле свою самую главную, самую любимую роль. Для Гончарова пьеса Теннесси Уильямса «Трамвай “Желание”» была историей о желании человека спрыгнуть с подножки летящего с горы трамвая с отказавшими тормозами. Режиссер потому и изменил финал пьесы, что не хотел терять надежду на то, что, если в человеке “живет мечта, духовное богатство или хотя бы стремление к нему, тоска по прекрасному, то выскочить из трамвая, набравшего скорость, не поздно”, что жизнь “не может быть окончательно разбита”. В его спектакле тем первым встречным, от доброты которого зависела Бланш, оказывался все-таки не санитар психиатрической лечебницы, а Митч, уносящий ее на руках. Немоляева играла Бланш Дюбуа двадцать четыре года, иронично говорила о себе, что стала “водопроводом театра Маяковского”, проливая невероятное количество слез, но на самом деле, конечно, разделяла с Бланш свою жизнь, как большая актриса, получившая достойную таланта роль.

Свое тонкое лирическое дарование она потом еще не раз раскроет в спектаклях Гончарова “Бег“ (Серафима Корзухина) и “Да здравствует королева, виват!” (Елизавета Тюдор), а вот первооткрывателем ее невероятно острой, саркастичной, хулиганской характерности был, несомненно, Петр Наумович Фоменко, поручивший ей роль Маврушки в спектакле “Смерть Тарелкина”. В более поздних своих работах Светлана Немоляева с очаровательной легкостью соединит одно с другим – мягкость с несгибаемостью, трогательность с резкостью, нежность с циничностью. Ее интриганка Эми Госуилл, хитро плетущая козни и коллекционирующая сплетни в спектакле “Кин IV” и почти трагическая синьора Капулетти в “Чуме на оба ваши дома!” (обе пьесы Григория Горина ставила в Театре имени Вл. Маяковского Татьяна Ахрамкова), являясь противоположностями друг друга, блестяще сочетали при этом все вышеперечисленные черты.

С внучкой Полиной Лазаревой. Фото Д.НЕСТЕРОВСКОЙ
С внучкой Полиной Лазаревой. Фото Д.НЕСТЕРОВСКОЙ

В спектакле Миндаугаса Карбаускиса “Таланты и поклонники” Светлана Немоляева играет Домну Пантелеевну, мать главной героини – актрисы Сашеньки Негиной (а в юности играла Негину в спектакле Марии Осиповны Кнебель), играет неожиданно строго, отказываясь от привычных ходов. Этой постановке почти десять лет, но ни актуальность материала, ни общая атмосфера кропотливой кружевной работы никуда не ушли, и Домна Пантелеевна Немоляевой – мать, наблюдающая драму дочери, – одна из лучших ее сегодняшних ролей.

Ее кинематографическая судьба сложилась, наверное, не столь ярко, как театральная, но можно ли, например, представить кого-то другого в роли Ольги Петровны Рыжовой, Оли “в жутких розочках”, самого верного друга товарища Новосельцева из “Служебного романа”? Все ее работы в фильмах Эльдара Рязанова – подлинный золотой фонд отечественного кино. Несколько же лет назад на смену череде вздорных тетушек и назойливых соседок, которыми баловало ее современное кинопроизводство, пришла удивительная роль – в фильме Рус-тама Хамдамова “Мешок без дна” Светлана Немоляева сыграла Чтицу, фрейлину императорского двора, рассказывающую Великому князю полную метафор “то ли сказку, то ли притчу, то ли быль”. Каждое мгновение существования актрисы в кадре – совершенно и именно “без дна”, столь непредсказуема она может быть, так много в ней мастерства и дара, которыми она может и хочет продолжать делиться.

Когда Немоляева подыгрывала приятелю в отрывке из “Укрощения строптивой” Шекспира, Николай Павлович Охлопков сказал ей: “Ты смешная, но роли должна играть нервные, драматические…”. Позднее, вводясь на роль Офелии, она получила совет от первой исполнительницы этой роли в многострадальном и знаменитом спектакле Охлопкова “Гамлет” – Марии Ивановны Бабановой: “Научитесь сдерживать слезы, станете настоящей артисткой”. Светлана Владимировна Немоляева ею безусловно стала и остается.

…Медленно погаснет хрустальная люстра в зале театра на Большой Никитской, бесшумно раскроется занавес, зрители будут ждать ее. Чтобы встретить аплодисментами.

Мария ЧЕРНОВА

«Экран и сцена»
№ 7 за 2022 год.

Print Friendly, PDF & Email