Ночной дозор

Фото З.ПЕРМИНОВОЙ
Фото З.ПЕРМИНОВОЙ

Пермский камерный театр “Новая драма”, основанный режиссером и педагогом Мариной Оленевой в 2002 году и состоящий исключительно из ее учеников, известен в первую очередь постановками современной драматургии. Недавняя их работа “Летели качели” была включена в 2020 году в программу “Маска Плюс” фестиваля “Золотая Маска”. Театр неоднократно обращался и к классической литературе, вписывая ее в контекст современных реалий. Тут стоит вспомнить спектакли “Пеньки” по “Лесу” Островского и угаровский “Облом-off”. Постановка “Рассвет” молодого режиссера Дмитрия Огородникова продолжает именно эту линию, исследуя гоголевского “Вия” с точки зрения дня сегодняшнего.

Сложно сосчитать все театральные интерпретации знаменитого текста. Одна из наиболее известных драматургических адаптаций повести принадлежит Нине Садур и носит название “Панночка”. Дмитрий Огородников, выступающий не только режиссером, но и автором литературной композиции, также смещает акцент с Хомы Брута на Панночку. Однако если Садур в своей пьесе ставит главного героя перед выбором между холодной ведьмой, средоточием всего темного, и теплой живой Хвеськой, то в тексте Огородникова главной героиней оказывается сама Панночка.

В спектакле занято всего четверо актеров: Анастасия Миранович – Панночка, Дмитрий Тронин – Отец, Наталья Максимовских – Хозяйка, Константин Жижин – Гость.

Действие разворачивается в советской квартире с обстановкой 1980-х, куда попадает только что убитая главная героиня. Сценическое пространство разделено художником Ульяной Глумовой на три части. Центральная, непосредственно перед зрителем, являет собой подобие чистилища, представленное подробно воссозданным бытом эпохи застоя. Справа от зрительских мест, отделенный хендмейд-занавеской из скрепок и старых открыток, располагается мир живых, оттуда и приходит Панночка и там на протяжении всего действа обитает ее отец. Слева раскинулось мистическое пространство, отсюда три ночи подряд Панночка пытается докричаться до Хомы, танцуя, напевая, взывая к совести. Эта локация обозначена красным бархатом и микрофоном на стойке.

Спектакль Дмитрия Огородникова поднимает один из наиболее острых вопросов сегодняшнего дня, размышляет о том, что понятия “жертва” и “агрессор” отнюдь не константны и под разным углом зрения могут меняться местами. Именно это и происходит в “Рассвете”. Хома Брут, традиционно воспринимающийся жертвой Панночки, изводящей богослова ночами и добивающейся его смерти, превращается здесь в убийцу. Девушка же, оказавшись в загробном мире, пытается найти ответ на вопрос “За что?”. Однако вне зависимости от разности взглядов на агрессора и жертву неизменным остается родительское горе. Монологи отца льются из уст Дмитрия Тронина, окутывая ужасом и болью.

Жанр спектакля обозначен в программке как “Социальная сказка по далеким мотивам повести Н.В.Гоголя “Вий” и отрывкам из сценария Алексея Балабанова “Груз 200””. Разбираясь с литературной композицией, необходимо отметить, что в текст вплетены пересказы фабул других повестей Гоголя из цикла “Вечера на хуторе близ Диканьки”. В спектакль включены и тексты, написанные самим Огородниковым, они, как и атмосфера, причудливо и недвусмысленно отсылают к фантастическим мирам Сергея Лукьяненко и Тимура Бекмамбетова в “Ночном дозоре”.

Рассчитывая на синергию разных, в первую очередь, языковых пластов, Дмитрий Огородников, как видится, ставит подножку не только исполнителям ролей, но и спектаклю в целом. Главное желание, возникающее после “Рассвета”, – взять в руки томик Гоголя и погрузиться в чтение.

Илья ГУБИН

«Экран и сцена»
№ 6 за 2022 год.

Print Friendly, PDF & Email