В поисках инсценировки

Сцена из спектакля “Генерал и его семья”. Фото В.ДМИТРИЕВА
Сцена из спектакля “Генерал и его семья”. Фото В.ДМИТРИЕВА

Важной частью многообразного XIV Международного Рождественского фестиваля искусств стал Новосибирский шоукейс, где театры города показали два десятка премьер для самой разной аудитории, от малышей до взрослых.

Ролан Боннин инсценировал в областном театре кукол повесть Даниэля Пеннака “Собака Пес”, историю о правильном воспитании хозяев. На сцене – французский ресторанчик, на его столиках и разворачивается действие. Артисты, одетые официантами, с гордостью выносят кукол, словно пикантные блюда. Художнице Анне Берд-никовой особенно удались кукольные собаки: они “говорят”, открывая пасть, легко и правдоподобно движутся.

Артем Терехин поставил в театре “Глобус” повесть Владислава Крапивина “Та сторона, где ветер” под названием “Мальчики”. Непросто сегодня работать с крапивинской ностальгической героикой. Но режиссер сделал мастерскую инсценировку – скорее даже написал пьесу, – в которую вместились и взгляд на себя-прошлого (взрослый рассказчик – Владимир Дербенцев, он же в детстве – Александр Липовский), и юмор (философствующие пятилетки Алексея Архипова и Александра Петрова), и остраненный идеализм советской юности. Артисты подворачивают штаны, и поначалу эта условность – взрослые играют детей – кажется нарочитой, как искусственный газон и турники на сцене. Но это ощущение быстро снимается диалогом: “Дети так не говорят! – Дети так и не выглядят”. Ты принимаешь правила игры и следишь за историей, где трагическим героем в итоге оказывается не слепой Вадик (точная работа Станислава Скакунова), а многое понимающий без слов Яшка-Воробей (Алексей Корнев). Спектакль ставит важный вопрос о том, в чем же бесстрашие, свободолюбие, бескомпромиссный идеализм – небезопасные ценности мальчишек – выигрывают перед взрослой умудренностью.

Режиссер Иван Орлов представил в “Глобусе” пьесу “Не было ни гроша, да вдруг алтын” Островского, наделив ее современными реалиями. Купцы стали мясниками и олигархами, квартальный – полицейским, обедневшие чиновники – попрошайками. Все герои, словно зомби, явятся здесь призраками больной совести ростовщика Михея Михеича (Артур Симонян). Спектакль полон узнаваемых мелодий, от “АукцЫона” до Губина, комедия явно побеждает мелодраму, а один из самых ярких персонажей – жутковатый ростовой голубь, гротескный символ судьбы.

В своей инсценировке “Анны Карениной” Андрей Прикотенко решительно перенес действие в эпоху соцсетей и мессенджеров (театр “Старый дом”). На длинной, растянутой перед зрительным залом сцене-подиуме многофигурный роман превращается в проникновенные монологи и диалоги, словно произнесенные на камеру смартфона. “Лёша” Каренин в исполнении Анатолия Григорьева – высокопоставленный чиновник, дежурно радеющий за Россию. В душе этого домашнего деспота борются великодушие, обида, ревность – он настоящий абьюзер с первой же сцены, когда требует от жены выслушать его, не перебивая. Анна Каренина Альбины Лозовой – невинный ангел, отчасти жертва стокгольмского синдрома; и пусть она забывает о детях, но несомненно искренне любит модного красавца Вронского (Александр Вострухин). Главной же причиной ее трагедии становится буллинг в соцсетях. Перенос романа в современность – интересная и важная задача в интерпретации Толстого, однако некоторые мотивы поведения главных героев все-таки теряются – например, почему сегодня и Каренин, и Анна так противятся разводу?

Алексей Крикливый поставил в “Глобусе” роман Тимура Кибирова “Генерал и его семья”. Замечательно точная режиссерская инсценировка стала основой смешного и лиричного спектакля о многократной побе-де человечности в одном отдельно взятом генерале. Илья Паньков играет генерала Бочажка в сложном гриме: с наклеенным носом, встрепанными бровями, накладным животом; но в этом нафталиновом вояке все больше проступает тайный добряк. Герой, преодолевая себя, приходит к принятию кульбитов судьбы разной степени значимости, будь то беременность дочери, ее желание выйти замуж за бесперспективного Лёву (Владислав Огнев), поселенная сыном в доме овчарка или необходимость привести к больной жене священника. Здесь, в декорациях условных шестидесятых, – россыпь ярких актерских работ: томная и неуклюжая дочь генерала красавица Анна (Анастасия Белинская), балбес-сын Степка в клешах (Иван Зрячев), знойная горянка-жена Травиата (Светлана Галкина), коварная эстетка Анна Ахматова (Арина Литвиненко); а Артур Авдотченко и вовсе легко перевоплощается в десяток образов, от священника до щенка. В финале Илья Паньков избавляется от грима, и будущей генерал выходит на сцену юным идеалистом, которого не испортят ни годы, ни потери, ни погоны.

Интересно, что из пяти увиденных спектаклей четыре оказались инсценировками прозы, сделанными самими режиссерами. Очевидно, есть серьезный запрос на работу театра именно с прозаическими текстами – как с классикой, так и с самыми свежими произведениями.

Вера СЕРДЕЧНАЯ

«Экран и сцена»
№ 24 за 2021 год.

Print Friendly, PDF & Email