Двадцать авторов в поисках персонажей

Фото Е.БАБСКОЙСтуденческие спектакли часто бывают неотразимо обаятельными. Энергия молодости, волнение дебютантов заражают публику, становясь гарантией успеха. Впрочем, режиссер Никита Кобелев, сочиняя спектакль “Москва. Дословно” со студентами ГИТИСа (Мастерская Миндаугаса Карбаускиса), недавно включенного в репертуар Театра имени Вл.Маяковского, вряд ли просчитывал грядущее зрительское признание и аншлаг.

“Дословно” – перевод названия техники verbatim, в которой сделана работа (методика оказалась плодотворной в учебном процессе, можно вспомнить “Это тоже я” Мастерской Дмитрия Брусникина, спектакль первого курса). Студенты ГИТИСа искали своих героев на улицах Москвы, чтобы позже сочинить этюды, выступив одновременно в качестве драматургов и артистов. Из наблюдений за реальными обитателями мегаполиса возник документальный коллаж.

Рядом со сценой интервьюер задает вопросы: “Что такое счастье?”, “Где было лучше жить – в СССР или в России?”. Монологи и диалоги происходят на фоне сменяющих друг друга пейзажей и интерьеров. Это не парадная, открыточная Москва. Действие происходит на рынках и в подземных переходах, во дворах, на скамейках скверов. Да и персонажи спектакля отнюдь не VIP-персоны, респонденты наших студентов – в основном, рядовые жители. Рядовые не означает неинтересные. Все они очень разные, в зависимости от возраста, жизненного опыта, мироощущения.

Сыграть эпизод, длящийся около пяти минут – непростая задача. Но и увлекательная. Ряд сценок похожи на скетчи. Вот смешные подростки (Оля Пипченко и Юлия Марычева) рассуждают о счастье. Ужасная потеря – пропавший мобильник, однако, он внезапно нашелся! Дружок не способен сразу оценить волшебство обретения главной радости в жизни, у него случилось другое чудо: первая любовь (“Я был с ней, вот так, бро!”). Будущие актрисы примеривают на себя амплуа травести, и у них это прекрасно получается. Не менее яркой фигурой предстает Юлия Марычева в роли продавщицы цветов на Рижском рынке. Ее темпераментная героиня удивительно сочетает жизнелюбие и постоянную готовность защищаться. Вместе с партнершей Алиной Вакаевой она успевает рассказать о нелегкой доле девчонок, которым нужно постоянно держать ухо востро, отбиваясь от назойливых приставаний мужиков-торгашей.

Эскизы-портреты молодых, близких по возрасту исполнителям, слегка шаржированы, но абсолютно узнаваемы. Это и забавная парочка фанатов электронной музыки (Семен Алешин и Артемий Мильграм), и излучающий благость кришнаит Васенька (Ярослав Леонов), и уморительные студентки школы дизайна (Оля Пипченко и Алеся Алисиевич), говорящие на псевдонаучном воляпюке.

Чем старше персонаж, тем драматичней и противоречивей его видение жизни. Сергея Анатольевича (Максим Наумов) смолоду преследует Черный человек. И это не фантом, а вполне реальный сотрудник КГБ. Телефон героя подключен к прослушке. Он из поколения, отравленного воздухом 70-х, когда глотком свободы стала рок-музыка. В ткань спектакля включен “Кактус” Петра Мамонова – лейтмотив времени.

Совсем по-иному видится история посетительнице Нового Манежа. Арина Жаркова показывает свою героиню фанатичкой, этакой современной боярыней Морозовой. Она произносит пламенный спич о помазаннике божьем, отвечающем перед Всевышним за весь народ, о необходимости власти, сосредоточенной в жесткой руке, на фоне кадров, снятых в Историческом парке на ВДНХ, иллюстрирующих прошлое России именно в таком ракурсе.

Тоска по Советскому Союзу охватывает колоритных алкашей (Юлия Марычева, Эльдар Сафиканов и Семен Алешин). Куда подевались “Пельменные”, “Чебуречные”? Пионерское детство? Эта троица изображена с юмором, но и с сочувствием. Понятно, что ностальгия напрямую связана с неприкаянностью, невозможностью что-то изменить в своей жизни.

Анна (Аля Элоусси) родилась в Сербии во время войны. Каково в Москве эмигрантке? Анна чувствует себя бесприютной. Ей не хватает тепла и искренности. По ее мнению, москвичи симулируют самодостаточность и благополучие, а на самом деле страдают от одиночества. В истории Анны есть недосказанность, но зритель волен сам дорисовать обстоятельства, мешающие девушке акклиматизироваться в Москве.

Гастарбайтер (Иван Ковалюнас) говорит по-русски плохо. Его речь косноязычна, но чем дальше, тем горше звучит его монолог. Для него Москва – город враждебный, работодатели – обманщики, жить не дают. Но дома голодает ребенок, и потому надо шевелиться, терпеть унижения, чтобы наскрести денег для помощи семье. Очень скупо, без надрыва (вся боль внутри) герой Ковалюнаса рассказывает душераздирающие подробности погромов в Оше (Киргизия) в 2010 году, о том, как снимал с арматуры мертвую сестру.

Молодые актеры не щадят себя. Уже упомянутая Юлия Марычева играет немолодую москвичку, пытающуюся продать семейные фотографии на Измайловском блошином рынке. Никого из тех, кто запечатлен на снимках, давно нет на свете. Одних уничтожили фашисты, других – свои. Трагичная история рассказана без слез, с каким-то отчаянным юмором.

Сложность режиссерской задачи заключалась в монтаже эпизодов. Этот монтаж сделан Никитой Кобелевым очень тонко. Разные по настроению коротенькие сценки скомпонованы в стройную композицию, ее объединяет сопереживание исполнителей большинству персонажей. Внимание к людям, их бедам изначально расположило случайных прохожих к молодым интервьюерам, помогло “разговорить” будущих героев.

Эпиграф из стихотворения Марины Цветаевой, напечатанный в программке: “Москва! – Какой огромный / Странноприимный дом! /Всяк на Руси – бездомный. / Мы все к тебе придем” – точно отражает суть и месседж спектакля.

Екатерина ДМИТРИЕВСКАЯ

Фото Е.БАБСКОЙ

«Экран и сцена»
№ 23 за 2018 год.
Print Friendly, PDF & Email