Легко ли жить молодым

Фото А.ПАСКЕЕВОЙОбычная квартира – не съемная, но и не обжитая. В ней обитают и вполне счастливы двое тридцатилетних, Иван (Сергей Зайцев) и Татьяна (Татьяна Мазур). Обнимаются, готовят нехитрую еду, валяются с камерой в постели, пытаясь запечатлеть момент интимного счастья. Среда, обустроенная художницей Ксенией Перетрухиной по всему периметру Нового зала Ведогонь-театра, расползается в ширину; по обе стороны от “квартиры” с диваном, шкафом, кроватью и кухней, сидят зрители, вынужденные видеть не только происходящее, но и друг друга. Так мы волей-неволей становимся участниками театральной игры, где все норовит притвориться реальным, настоящим, происходящим здесь и сейчас.

“Легкие люди” – первая работа худрука Ведогонь-театра Павла Курочкина и с пьесой Михаила Дурненкова, и с художницей Ксенией Перетрухиной, чье присутствие сильно чувствуется в спектакле. Перед началом режиссер выступает перед собравшейся в узком фойе публикой, договариваясь с нами, что не будем трогать артистов, даже если они очень близко от нас, не будем ходить по розовому ковру, покрывающему сцену, и так далее – как бы настраивая на дистанцию к тому, что лишь похоже на жизнь, но в прямом смысле жизнью не является. Для Ведогонь-театра этот спектакль оказался, судя по всему, важным опытом встречи – и с современным художником, мыслящим стратегически, и с материалом, требующим от актеров новой степени естественности.

Пьеса “Легкие люди” написана в 2008 году; режиссер Павел Курочкин давно хотел поставить этот текст – о сложном пути 30-летнего человека, которого жизнь столкнула с прямо-таки экзистенциальной проблемой. В “Легких людях”, как и вообще в текстах Дурненкова-младшего, вопросы ставятся исподволь, но прямо – с настойчивостью молодого сознания, упрямо тыкающегося в реальность и желающего понять и ее, и себя. Егор (Алексей Ермаков) появляется однажды в квартире своей бывшей и внед-ряется в ее новую жизнь беззастенчиво, как только и может сделать старый друг. Его приезд меняет все: портятся отношения Ивана и Тани, выползают из прошлого былые травмы и обиды, шизофренически закручивается история с новой работой Ивана. Мягко выкристаллизовывается из этого мутного течения жизни главное – странные искания главного героя, который, оказывается, приехал вовсе не для того, чтобы разобраться с бывшей. У Егора есть сверхидея – про неродившегося когда-то у них с Таней ребенка, который мог бы изменить судьбу мира, если бы появился на свет.

Течение жизни внутри спектакля Павла Курочкина мягкое и рассеяно по всему пространству квартиры – зрители оказываются как бы в гостях у героев, то разговаривающих на кухне, то лежащих на диване, то устраивающих вечеринку. Зрителей при этом не замечают и не обращаются к ним – это мы подсматриваем за чужой жизнью, она может происходить за окошком любой многоэтажки в спальном районе и только на внешний взгляд кажется скучной и обыденной. Свойство пьес Дурненкова как раз в угадывании тайных узоров обыденности, они складываются, как в калейдоскопе, то в одну комбинацию, то в другую. И театр идет вслед за драматургом, пытаясь деликатно выдержать этот “натуральный” тон.

Случайно став виновником смерти коллеги по только что найденной работе, Иван превращается почти в аутиста, не выходит из дома, отказывается от любой помощи и контакта с Таней. Не помогает, в сущности, ничего, кроме глупой (из-за ревности) финальной стычки с Егором. И тогда, оставив помирившуюся парочку под одеялом, главный герой уходит вместе со своим веселым и циничным товарищем Максом (Антон Васильев). Дело кончено, смысла оставаться нет, можно только уйти – в том числе от пресловутой легкости, означающей ноль привязанностей и ноль эмоциональных контактов с другими людьми. Напоследок Егор позволяет себе немного патетики и рассуждает о неродившемся “спасителе”, о том, что чудо могло произойти – и не произошло. И оставляет зрителя в мучительном томлении – а что, если бы? Романтика пьесы помножена здесь на принципиально бытовой тон, взятый театром. Моменты равновесия между ними особенно ценны в “Легких людях”: притихший зал всерьез переживает бытийственные драмы 30-летних.

Кристина МАТВИЕНКО

Фото А.ПАСКЕЕВОЙ

«Экран и сцена»
№ 11 за 2017 год.
Print Friendly, PDF & Email