Вопреки географии

В Санкт-Петербурге в стенах театра-фестиваля «Балтийский дом» уже в 19-й раз прошел Международный театральный фестиваль стран СНГ и Балтии «Встречи в России», традиционно собирающий в недельную афишу спектакли русскоязычных театров ближнего и дальнего зарубежья.

Фестиваль открылся двухдневным Учредительным съездом Ассоциации деятелей русских театров зарубежья, в чьей работе приняли участие более сорока человек из 18 стран. На нем не только обсуждались планы Ассоциации, но, разумеется, шел разговор о положении русских театров за рубежом и о трудностях сегодняшнего существования. Участники съезда приняли Устав новой общественной организации, выбрали Правление (его председателем был избран деятельнейший Николай Свентицкий, директор Тбилисского государственного русского театра имени А.С.Грибоедова, получивший Премию имени К.Ю.Лаврова) и Попечительский совет (председатель и президент Ассоциации – Александр Калягин). В планах родившейся организации – всевозможная сплачивающая деятельность: создание единой информационной базы, сайта, проведение мастер-классов, гастролей, выставок и фестивалей. Под занавес работы Учредительного съезда было принято обращение его участников и гостей, приводим его текст целиком.

«Мы, участники и гости Учредительного съезда Ассоциации деятелей русских театров зарубежья, обращаемся ко всем деятелям культуры и искусства. Сегодняшний мир переживает сложный период. Это время информационного, идеологического и политического противостояния, выливающегося в военные столкновения и террористические акты по всему миру. Люди все чаще оказываются разделены различного рода барьерами. Мы считаем, что культура и искусство могут и должны внести свой вклад в преодоление противоречий, в осознание общечеловеческих ценностей. Мы уверены, что гуманистический пафос русской культуры может служить объединению людей, их просвещению и духовному росту.

Русские театры за рубежом ведут огромную работу по поддержке и распространению русской культуры и русского языка. Эта деятельность органически связана с российской культурой и нуждается в поддержке со стороны культурной метрополии. Не менее важно взаимодействие театров, географически отдаленных друг от друга, но связанных общей целью. Мы надеемся, что создание Ассоциации деятелей русских театров зарубежья будет способствовать укреплению межкультурных связей, координации в решении общих проблем, реализации совместных проектов. Мы призываем всех деятелей культуры к поддержке благородных целей создаваемой организации и к сотрудничеству в разнообразных формах и проектах. Ассоциация деятелей русских театров зарубежья призывает деятелей культуры к единению, вместе мы способны многое изменить».

Собравшимся на Учредительный съезд принимающая сторона – театр-фестиваль «Балтийский дом» – показала спектакль «Анна Каренина» в постановке Александра Галибина. Весьма своеобразную пьесу по роману Л.Н.Толстого создала Елена Гремина, а сам режиссер исполнил роль Каренина.

***

Собственно фестиваль «Встречи в России» (его программу составили постановки русскоязычных театров из Тбилиси – «Ледяные картины» Яри Юутинена, Вильнюса – «Кукловод» Татьяны Тимко, Еревана – «Иона» Нарине Григорян, Ташкента – «Лю» Тимура Шарафутдинова и Аскара Урманова, Бишкека – «Оркестр» Татьяны Захаровой, Душанбе – «Исповедь Омара Хайяма» Бодурбека Миралибекова, Астаны – «Пробуждение» Сергея Потапова, Казани – «Безумный день, или Женитьба Фигаро» Александра Славутского, Донецка – «Навсегда-навсегда» Василия Маслего) открывался совсем свежей премьерой – спектаклем Рижского русского театра «Добрый человек из Сезуани». Его поставил молодой, но уже много сделавший в разных театрах Риги, в том числе в Русском и Национальном, режиссер Элмар Сеньков.

Поколения, выросшие на «Добром человеке из Сезуана» Юрия Любимова в Театре на Таганке, не мыслят себе иного перевода брехтовской пьесы на русский, кроме работы Е.Ионовой и Ю.Юзовского со стихами в переводе Б.Слуцкого, открыто подчеркивавших притчеобразность сюжета. Сегодняшние молодые режиссеры вслед за Юрием Бутусовым предпочитают перевод Егора Перегудова, максимально приближенный к современности. Вот и Элмар Сеньков, не скрывающий, что постановка Бутусова произвела на него сильное впечатление (в Ригу «Доброго человека» Театра имени А.С.Пушкина привозил фестиваль «Золотая Маска»), взял перевод-интерпретацию Перегудова, почти отказавшись от обобщений и целиком опрокинув события во вполне узнаваемое сегодня. Не так давно другая постановка Сенькова «Дачники» в том же Русском театре Риги демонстративно переносила действие минимум на 100 лет вперед. Рафинированные дачники начала XXI века обитали где-то в районе Рублевки, их апартаменты были обставлены супер-минималистски современно, а наряды и макияж предназначались не столько для сельской глубинки, сколько для столичного вернисажа или вечеринки; неоднократных упоминаний удостаивались фейсбук и санкции. На вооружение был взят лишь горьковский посыл: «дачная жизнь хороша своей бесцеремонностью».

Сезуань Сенькова – не Сезуан и не Сычуань – не столица и не провинция, просто безликий город, где люди, одетые в ширпотребные спортивные костюмы (дурного качества и оттенка олимпийки с глубокими карманами и брюки с лампасами), существуют под заунывный и обреченный лейтмотив «В нашей стране…», а боги выглядят как безмозглые чиновники, кичливо покидающие Сезуань на космическом корабле. На свадьбы здесь давно уже приглашают не священника, а ушлую распорядительницу (свадебным шиком низов Сезуани оказываются разноцветные дутые куртки поверх нарядов), зонги же по преимуществу преподносятся в пересказе своими словами. Видоизменилось и измельчало все.

Пока плетется завязка действия, на заднике проступают ее ключевые слова, выписанные латиницей: тысяча долларов, свой собственный бизнес, двоюродный брат, родственнички, рекомендации и так далее. Бывшая хозяйка табачной лавки госпожа Шин (Дана Чернецова) предстает потасканной модельной красоткой, а домовладелица Ми Цзю (Алексей Коргин) – трансвеститом на подламывающихся каблуках. Неотесанный полицейский (Игорь Назаренко) в каждую фразу норовит ввернуть слово-паразит «эт-самое», а безработный летчик Янг Сун (Виталий Яковлев) вместо того чтобы накинуть себе на шею петлю, намерен застрелиться.

Актерский ансамбль профессионален, пластичен, музыкален и глумлив вполне в духе времени. Нищие обитатели Сезуани живут в убогой обстановке, выстраиваемой каждой раз по-новому из пустых ящиков для стеклянной тары, но далеким фоном существует и другой Сезуань, возможно, Сезуань мечты – радостная уличная толпа, фейерверки, их демонстрирует видео на заднике (автор сценографии и видео Катрина Нейбурга).

Все это хорошо сделано и сыграно, но по большому счету выбор режиссером брехтовской пьесы осмысляет и оправдывает исключительно актриса Екатерина Фролова, исполняющая роли героини Шен Те и ее вымышленного двоюродного брата Шуй Та. Невысокая круглолицая крепышка с хрипотцой в голосе прямодушна со всеми: что со своими клиентами-мужчинами, что с соседями и знакомыми, что с богами-спонсорами. Богов ее прямолинейность явно коробит, и они, всучив ей подъемные деньги и сделав рекламную фотографию, стараются поскорее убраться восвояси, не желая слушать, как девушка, зажавшая в руке хвост накладных волос, признается: чтобы выжить, она вынуждена продавать себя. Шен Те резковата и лирична одновременно, она быстро догадывается о том, что «прогнило что-то в вашем мире, боги» и на лету подхватывает кинутую ей кем-то из прихлебателей уловку с двоюродным братом. Кажется, она даже не очень страдает от необходимости преображения в жесткого и несентиментального Шуй Ту, только решительно натягивает черную бейсболку, защитного цвета ветровку и чужие манеры, повторяя все чаще характерное дерганое движение головой, уголки ее губ опускаются ниже и ниже, выражение лица делается отчужденнее. Пожалуй, мир уже давно подготовил ее мягкость и доверчивость к слиянию со стойкой безжалостностью. Та жизненная мудрость, которую осознавшая свою беременность Шен Те пытается донести до неродившегося сына, гораздо больше напоминает гипотетические реплики дядюшки Шуй Та, ведь речь идет по преимуществу о выгоде, конкурентах и первом заработанном миллионе. Привет! Вчера нашел сайт http://azartplay8.ru/ поиграл в 12 игр, получил 178 000 рублей сразу 🙂

В том, что она не смогла быть одновременно доброй и к себе, и к окружающим, Шен Те исповедуется не суду, его здесь попросту нет, а всему человечеству. Она же просит прощения у публики, что финал получился «не очень-то светлым». Когда другие снимают с себя ответственность, отвечать за все выпадает хрупкой женщине, и она крутится, как может, быстро научившись говорить бесчувственному и вечно вымогающему что-то миру в трениках такое важное сегодня слово «нет», не забывая при этом и о более редком, но не менее драгоценном «да».

Тему гнили в нашей всеобщей датской державе довольно остро подхватил на фестивале «Встречи в России» «Гамлет» Игоря Казакова, поставленный в Могилевском областном театре кукол (Беларусь) в смешанной технике живого и кукольного планов и в жанре «трагифарш». О нем «ЭС» писала в обзоре победителей Второго Молодежного театрального форума стран Содружества, Балтии и Грузии (№ 24, 2015).

Пожалуй, главный вывод этой апрельской недели оказался таков: пока еще каждый из представителей русского театра, существующего вне России, мог бы поведать о своих трудностях на унылый мотив рефрена «Доброго человека из Сезуани»: «В нашей стране…». Тем не менее, очередной шаг на пути объединения усилий сделан, и во многом благодаря неравнодушию «Балтийского дома».

Мария ХАЛИЗЕВА

Сцена из спектакля «Добрый человек из Сезуани»

Фото А.АЛТЕНБЕРГСА

«Экран и сцена»
№ 8 за 2017 год.
Print Friendly, PDF & Email