Без оружия

Кадр из фильма “Ч/Б”В белорусском селе Долгиново жило 5000 евреев. К лету 1942 их осталось 278. Фашисты массово уничтожали евреев, а белорусские жители Долгиново не могли прятать односельчан, потому что рисковали своей жизнью. Партизанский отряд “Месть” поручил Николаю Киселеву спасти этих людей, и Киселев вывел их за линию фронта.

Во время похода случались стычки с фашистами, выжили не все, но самого маленького члена отряда, девочку Берту, Киселев спас. Она часто плакала, ее родители боялись, что девочка привлечет своим криком немцев, и даже решились ее утопить, но Николай Яковлевич взял Берту на руки и нес ее так каждый день, пока поход не завершился.

Киселева называли “русским Шиндлером”, и документальный фильм о его подвиге, по аналогу с картиной Стивена Спилберга, назвали “Список Киселева”. Этой картиной, снятой режиссером Юрием Малюгиным, открылся кинофорум “Рукопожатие”, посвященный межнациональным отношениям. Он прошел в Уфе, Ярославле, Казани, Ростове-на-Дону, Симферополе и завершился в Москве.

Тема Великой Отечественной войны настраивает на определенный лад, напоминает о том, как люди, находясь под угрозой смерти, спасали друг друга, о том, как из российских городов люди эвакуировались в Среднюю Азию, где их поддерживали и помогали – “Все советские народы против общего врага!”

Но и тогда, наверное, ситуация не была идиллической, а сейчас ее тем более такой не назовешь – отношение жителей России к мигрантам обострено, публикации в СМИ только подогревают противостояние. И фильмы, показанные на кинофоруме, пристально и честно рассматривают то, что происходит в стране сейчас.

Документальный фильм Екатерины Головни “Смоленская Швейцария” – о том, как сосуществуют в одном из небольших городков Смоленской области переселенцы из разных стран бывшего СССР: кто-то переехал в поисках лучшей доли, кто-то убегал и увозил детей от войны. На городском рынке работает много переселенцев, к которым директор рынка, тоже приезжая, относится с лаской и заботой. В дружной семье мама не очень гладко говорит по-русски, но считает своим домом именно Россию – слишком страшно вспоминать о том, что она пережила в своей родной стране.

Но в этой мирной картине есть монологи и двух других женщин. Одна, чеченка, рассказывает, что в Смоленской области ей живется неплохо, соседи хорошие, но замуж ее дочери выйдут только за своих, и никак иначе. Вторая, русская, недовольна, что из-за приезжих ее внук не может устроиться на работу, и повторяет: “Где родился, там и пригодился”. Убеждение, что одни из нас лучше других, еще не стало в этом городе поводом для противостояния, но тем не менее существует.

В Тамбове живут герои документального фильма Александры Пустынновой “Неопределенная форма”, и в Центре адаптации трудовых мигрантов о них заботятся, как могут: водят в картинную галерею, рассказывают о том, как правильно требовать у полицейского удостоверение, а учительница русского языка объясняет им, что семечки лучше на уроке не грызть, и что если ты был женат в Узбекистане, то это не значит, что в России ты холостой. Еще гастарбайтеры учат сослагательное наклонение: “Если бы мои дети хорошо говорили по-русски, то что?” – “Им было бы легче общаться с друзьями”.

У пятиклассницы Насти, героини фильма Павла Фаттахутдинова “Посторонние”, нет друзей – больше половины ее класса приезжие, а она их боится. И особенно боится тех, кто работает на рынке, мимо которого каждый день ходит в школу. Что ее пугает и чего она хочет, Настя объяснить не может. Зато Улугбек, который учится в десятом классе Настиной школы, уже все о себе знает. Хочет стать военным или полицейским, жена работать не станет, зато должна будет ходить по улице в хиджабе: “Волосы только муж должен видеть!”, родителям он всегда поможет и детей правильно воспитает. А третий подросток из “Посторонних”, Артем, хочет построить дом в лесу: он считает, что бог в нем разочаровался, а отец вечно пьян и даже поговорить с сыном сил не имеет.

Мусульманские семьи и общины, показанные в фильмах “Рукопожатия”, вызывают уважение: поддерживают родителей, не пьют (как показанные в тех же фильмах русские), и каждый друг другу – брат. Дебют в игровом кино документалиста Артема Темникова “No comment” – о том, что за такой общностью может скрываться и опасность.

Немецкий юноша Томас (Леонард Проксауф), с которым тоже мало общались родители, одноклассники били, а понравившаяся девушка подшучивала, случайно забредает в мусульманский квартал – ищет, что бы снять на новенькую камеру. Попадается прелестная девушка – она и не собирается язвить, приводит его на курсы ислама, где замкнутому Томасу сообщают, что у него теперь есть друзья и братья. А потом он принимает имя Хамза оказывается в Чечне, где его учат “убивать без дрожи, делая богоугодное дело”, становится минером – и в последний день своей жизни звонит отцу, сокрушаясь о том, что сделал слишком много ошибок.

А героев документального фильма Вилюры Исяндавлетовой “Тауба” вера спасла от новых ошибок и заставила покаяться в старых. В башкирской колонии строгого режима построили церковь и мечеть. Несколько эпизодов фильма рассказывают о рецидивисте, совершавшем убийства и грабежи, но после смерти жены он начал молиться и со временем стал церковным старостой в колонии. Основная часть фильма посвящена заключенному, который после бесед с тюремным имамом стал его помощником, а потом вернулся в село, где родился, и откуда его забрали в тюрьму, и начал своими руками строить там мечеть. Сперва его не приняли, но теперь он уважаемый человек, его любит жена, ценят друзья. И к тому же его выбрали имамом.

В сказке Евгения Шелякина “Ч/Б” тоже все заканчивается достаточно хорошо. Она о кавказце (Мераб Нинидзе) и русском националисте (Алексей Чадов), вступившими в схватку в доме их врага (Сергей Маковецкий). В результате погибший кавказец был “назначен” ангелом-хранителем националиста. И за те несколько дней, что мужчины проведут вместе, они переживут много разных приключений и простятся друзьями, а националист даже сменит свои убеждения на более толерантные.

Фильм Евгения Шелякина слегка напоминает “Луна-парк” Павла Лунгина – про антисемита и его отца, еврейского композитора (кстати, герои “Ч/Б” тоже в результате оказываются потенциальными родственниками).

Фильм Дарьи Полторацкой “Побег из Москвабада” пожестче. Главная героиня Маша Ласточкина (Мария Машкова) работает в Федеральной миграционной службе, ее любимого мужчину убили гастарбайтеры. В команде Ласточкиной оказывается таджик Хасан (Джавахир Закиров), который мечтает, чтобы его соплеменники не теряли честь и совесть в лживой Москве, а вернулись домой, – поэтому выдает полиции места, где они живут без документов.

Расстаться с Москвой – разными способами – придется и Хасану, и Маше: такова будет цена, которую им придется заплатить за правду. “Побег из Москвабада” – очень удачная картина, с добрым финалом, но лишенная прекраснодушия. Ее показ на форуме бурной дискуссии не вызвал, хотя и звучали странноватые предположения, что насквозь прогнившая Москва когда-нибудь разделит участь Содома и Гоморры.

Сейчас часто приходится сталкиваться с черно-белым подходом к миграционному вопросу: либо ксенофобия, призыв закрытия границ и тотальной депортации, либо порыв пригласить в российские города еще больше мигрантов из всех возможных стран. На московских дискуссиях в основном встречался второй вариант: зрители, как и следовало ожидать, подобрались толерантные. Но жаль, что не было людей с другой точкой зрения – фильмы, совсем не черно-белые по своей сути, могли бы помочь кому-то из них увидеть и вторую сторону ситуации. Мы с пацанами любим отрываться и постоянно отдыхаем в парилке. брачные узы здорово приедаются, а половой акт прекращает приносить удовольствие. Вот и тянет на похождения. Вдруг догадались заказать распутных телочек на ресурсе по вызову проституток Москвы . Девочки там упоительные, исполняют какие угодно причуды. Теперь вызываю их постоянно и проблем с интимом больше нет! Отлично, что посетил этот интернет-сервис. Только отныне задумываюсь, что подсел на половой акт с проститутками, но я такому повороту лишь рад.

Девиз форума: “Рукопожатие – первый шаг к примирению”. Когда-то рукопожатие было придумано для того, чтобы показать другому человеку, что в твоей руке нет никакого оружия: именно поэтому люди пожимают друг другу правые руки, ими пользоваться оружием удобнее. Примирение пока не произошло, и времени для взаимопонимания потребуется еще много. Но мы уже спасали друг друга, когда было совсем плохо, и для того, чтобы делать это снова, необязательно ждать войны.

Жанна СЕРГЕЕВА

Кадр из фильма “Ч/Б”

«Экран и сцена»
№ 19 за 2016 год.
Print Friendly, PDF & Email