Перепалки влюбленных

• В.Низовой в спектакле “Влюбленные” Фото А.ХРУПОВАПоявление в Малом театре режиссера-иностранца удивит лишь того, кто не знает предыстории. Стефано де Лука, актер и режиссер знаменитого Пикколо ди Милано, вместе с Феруччо Солери восстановил и сохранил “Арлекина, слугу двух господ” великого Джорджо Стрелера. Этот неувядающий шедевр не раз играли на сцене Малого. Как и Солери, Стефано де Лука пропагандирует во всем мире комедию дель арте, читает лекции. В 2008-09 годах Стефано проводил мастер-класс в Щепкинском училище.
Художественный руководитель “Дома Островского” Юрий Соломин считает “Пикколо” побратимом, не случайно итальянское название переводится как Малый, хотя миланский театр – “не маленький, он тоже очень большой”, – подчеркивает Юрий Мефодьевич.
Премьеру “Влюбленных” Карло Гольдони играют в Филиале, в спектакле занята, в основном, молодежь.
В самом начале за занавесом мерцают свечи, но очень скоро проявится, оживет пространство огромного палаццо с высоченным, давно не мытым стеклянным потолком и стенами в подтеках и пятнах (художник Лейла Фтейта, художник по свету Клаудио де Паче). Тазы в центре залы напомнят о том, что крыша протекает. А единственное украшение комнаты – большое зеркало – так затуманено, что “отражает” лишь бедность хозяев. Это среда обитания горожанина Фабрицио, вынужденного закладывать столовые приборы, чтобы принять гостей. Есть только один способ поправить положение – выдать племянниц замуж и желательно без приданого.
В руках у главной героини Эуджении – дырявый зонтик – символ нищеты. Но комедия Гольдони вовсе не о бедности, а о любви молодых, созданных друг для друга. Счастью мешают невыносимые характеры влюбленных – их ревность и подозрительность. “Моя сестра – язва, а ее избранник – нетерпим”, – комментирует ситуацию Фламминия, тщетно пытающаяся соединить строптивую парочку.
Объясняя свой замысел, режиссер Стефано де Лука говорит, что пытался найти золотую середину между психологическим театром и комедией дель арте. Сегодня “комедия масок” выглядит ярче, чем “комедия характеров”. Спектакль фактически начинается не с длинной экспозиции: разговора сестер, первого появления жениха, а с момента, когда на сцену вылетит Фабрицио. Виктор Низовой уверенно чувствует себя в маске старика. Его “Панталоне” – сгусток энергии; контраст “стариковской” внешности с бешеным темпераментом, импульсивностью и задором создает верный комический эффект. Из-под маски артист то и дело подмигивает зрителю: не так-то прост его дядюшка, именно он придумает выход из затруднительной ситуации, чтобы положить конец перепалкам. Под стать Фабрицио – “старая развалина”, верный слуга Суччилио. Эту роль, как и другого слуги – молодого, шепелявого недотепы Тоньино, играет Сергей Потапов. И Низовой, и Потапов беспрестанно смешат публику забавными коленцами. Чего стоят вдохновенные лацци с сырым каплуном, гирляндой колбас (через нее Фабрицио скачет как через скакалку)! Уроки Стефано де Луки явно пошли артистам впрок.
Сложнее обстоит дело с главными героями. Казалось бы, Олег Доброван не обделен внешними данными: он высок, строен и лицом пригож. Но артисту ощутимо недостает юмора и разнообразия красок. При внешней моторности роли не хватает внутреннего действия, из-за чего образ Фульдженцио не развивается, остается монотонным.
Похожие проблемы у Ольги Абрамовой – Эуджении. Актриса привлекательна, пластична. Но что кроется за строптивостью ее героини? Режиссер дает подсказку. На сцене – деревянная игрушечная повозка, а в ней – куклы. Быть может, беда Эуджении в том, что, не доиграв в детстве, она так и осталась инфантильной, капризной девочкой? Однако, перефразируя пушкинские слова, можно сказать: Эуджения в спектакле – ревнива и только.
Не слишком последовательно решена роль графа Роберто (Александр Дривень). Вначале он кокетливый хлыщ, но позже “маска” слетает с персонажа без видимых причин. Из исполнителей эпизодических ролей запоминается лишь Ольга Молочная, изящно, с чувством стиля играющая Кларинду, невестку Фульдженцио.
О “Влюбленных” можно сказать: культурный спектакль. Зрители смотрят его с удовольствием. Ну, а критикам вечно хочется чего-то большего. Прежде всего, действия, осмысленного по темпо-ритму. Чтобы нескончаемые перепалки не топтались на месте. Но, возможно, со временем “Влюбленные” станут энергичнее, бодрее и точнее. Ведь жизнь спектакля только начинается.

Петр ЭРМАНС
«Экран и сцена» № 19 за 2010 год.

Print Friendly, PDF & Email