То ли девочка, а то ли виденье

Фото А.КУРОВА
Фото А.КУРОВА

Международный театральный фестиваль имени А.П.Чехова с самого его основания при всей солидности и важности выглядел подвижным: менялись сроки и длительность смотра, наполнение – то он шел с огромным числом драматических спектаклей по пьесам Чехова, то в программе мелькали распознаваемые знатоками чеховские мотивы, то про Чехова вспоминали только танцовщики и хореографы, а драма молчала. Отдельные мини-фесты объявлялись внезапно в нефестивальный период, разбивая идею биеннале.

Пятнадцатый по счету форум пришелся на трудный во всех смыслах 2021 год, но бессменный худрук Валерий Шадрин и не подумал отменять фестиваль, хотя готовиться к нему надо было уже в 2020, когда мир находился в само-изоляции. Фестиваль задумывался как относительно компактный – с мая по август, однако последовали отмены из-за новых ковидных ограничений, и этот блок отмененных гастрольных спектаклей команда феста сумела быстро заменить на блок не менее интересных – таким образом в Москве неожиданно выступили знаменитейший азербайджанский Ансамбль Алима Гасымова (мугам), Национальный театр Белграда и театр “Мадленианум” из Сербии, французская “Компания пяти колес”, Хельсинкский барочный оркестр и южнокорейские иллюзионисты из Gruejarm Productions. То есть нынешний фестиваль длился ровно полгода и побил все рекорды непредсказуемости театрального процесса.

Отдельного рассказа требует приезд, вернее, “неприезд”, звезд финского contemporary dance – компании Теро Сааринена со спектаклем “Возвращаясь к Монтеверди”. Показ обещал стать, наряду с открывавшим фестиваль “Сотворением мира”, самым амбициозным проектом не только феста. Однако накануне гастролей заболел сам Сааринен и не смог вылететь в Москву, на карантин “посадили” всех контактировавших с ним артистов, но не музыкантов. В итоге решили показать спектакль в режиссерской видеоверсии (видеодизайнер Томас Фройндлих), предварив его живым концертом Хельсинкского барочного оркестра с участием контратенора и руководителя ансамбля “La Voce Strumentale” Дмитрия Синьковского – его недавно назначили главным дирижером Театра оперы и балета в Нижнем Новгороде. Музыканты, ведомые клавесинистом Аапо Хаккиненом (руководитель постановки и Хельсинкского барочного оркестра) подготовили небольшой дивертисмент из произведений Монтеверди и его современников. Как обычно, блеснула включенная в оркестр на время московских гастролей лютнистка Марина Белова – постоянная участница постановок барочных опер в Большом театре.

Видеоверсия “Приближаясь к Монтеверди” имела только одно преимущество перед живым показом – камера приближала композиции, сплетенные из тел, ткани, света, голоса и видений. Если бы показ состоялся, режиссерское видео могло бы стать интересным дополнением – антологией визуальных хайлайтов opus magnum Сааринена, на самом деле требующих замедленного повтора. Финский спектакль технологически сложно устроен: помимо танцовщиков и музыкантов в нем принимали участие два певца – тенор Топи Лехтипуу (меломаны десятки раз слышали его на Зальцбургском и Глайндборнском фестивалях) и сопрано Нурия Риал (вторая виртуально). По замыслу хореографа, голос Нурии, главной звезды и надежды каталонской школы, специализирующейся на исполнении ранней музыки, был записан в студии и передан девушке-виденью из спектакля.

Музыкальной тканью спектакля стали мадригалы Монтеверди венецианского, то есть позднего, периода и пьеса O quam pulchra es (“Как ты прекрасна”), написанная на слова “Песни песней”. Сааринен посвятил свой опус теме изменений, слому устоявшихся норм, сдвигу в искусстве, движению вперед к технологически прогрессивному танцу и назад к обретению нормального, не измученного тренингами телу – всем противоречивым процессам, которые он расслышал в музыке итальянского гения. В спектакле нет протагонистов в привычном понимании слова, но есть что-то наподобие хора античных трагедий, в нем “поют” тела танцовщиков, снабженные голосом – в самой гуще лаокооновских сплетений постоянно оказывается тенор, а кого-то из героев посещает чудно поющая дева красоты, заключающая персонажа и себя в мерцающий шар (изумительная работа художника по свету Ээро Аувинена). Похоже, Сааринен попробовал сделать спектакль в едином стиле тенебризма – работы со светотенью, воспевая нетрадиционным соединением танца, музыки и вокала находки Караваджо и караваджесок, параллельно переосмысляя тектонические сдвиги в области визуализации пластики и изучая неразрешимый конфликт между вечной “музыкой к балету” и модным сегодня саунд-дизайном. Ценно, что в труппе Сааринена, которая пересобирается заново для каждого нового проекта, очень молодые солисты работают рядом с ветеранами финского современного танца. В спектакль про неуловимую, таинственную и опасную красоту это сочетание профессионалов разных возрастов и разного опыта вносит привкус триллера, присутствующий не только в операх Монтеверди, но и в прочих духовных и светских сочинениях маэстро из Кремоны.

Екатерина БЕЛЯЕВА

«Экран и сцена»
№ 1 за 2022 год.

Print Friendly, PDF & Email