Век из-за кукольной ширмы

Фото А.ИВАНИШИНА
Фото А.ИВАНИШИНА

В Театре кукол имени С.В.Образцова воплотили в жизнь счастливую идею – поставить спектакль “Я – Сергей Образцов” памяти своего создателя, пригласив на эту роль его дальнего родственника и по совместительству очень популярного актера (режиссера, музыканта) Евгения Цыганова. Когда идея правильная, на нее вдруг начинает работать всё. И сама биография Сергея Образцова, которая так и просится в книги, в кино и на сцену – благо он написал несколько автобиографических книг. И неожиданное портретное сходство великого кукольника и внука его двоюродной сестры. И та старательность, с которой последний погрузился в биографию и искусство своего двоюродного дедушки, – так, что даже научился управлять разными видами кукол. И название одной из книг – “По ступенькам памяти”, подсказавшее сценографическое решение: три белые ступеньки, черная ширма, порой напоминающая передний бампер грузовика – когда-то грузовик был сценой для молодого руководителя Театра кукол; видеографика на основе рисунков Сергея Образцова. Ширма кукольного театра – вообще емкий образ жизни художника в ХХ веке: укрыться в своем искусстве от ужасов века, вглядываться из-за ширмы в происходящее, делегировать кукле свое отношение к происходящему, понимать, какая хрупкая эта защита – ширма…

Сергей Владимирович Образцов шел по этой грани долгие годы. По советским меркам он счастливчик. Всю жизнь занимался любимым делом. Был сталинским любимцем, но умудрился не сесть в тюрьму за письма, подписанные в чью-то защиту. Получил извещение о том, что сын пропал без вести, а после – что нашелся и представлен к награде (а не загремел в лагерь как предатель). Наивно изумлялся, как мало знал людей, оказавшихся врагами народа, и горько каялся за свою вину незнания.

Спектакль режиссера Екатерины Образцовой летит сквозь огромную биографию одного человека, вместившую почти весь двадцатый век: по одному штриху на каждое явление (композиция Бориса Голдовского и Екатерины Образцовой). Вот за кулисами Колонного зала Дома союзов идет правительственный концерт, чтобы перечеркнуть Пасху, а за кулисами тихонько христосуются Утесов, Русланова, Образцов и перешептываются о том, что сегодня взяли Мейерхольда: и в этой минуте – вся двойная жизнь народа. Вот рыдает на плече у Образцова дворовый пьяница и кукольник от бога – его, забулдыгу, позвали в государственный театр, который еще не скоро обретет свой дом. А для того, чтобы показать, как любил Сергей Владимирович свою первую жену, умершую сразу после рождения второго ребенка, понадобился лишь взгляд подранка да фраза “Вот только Сони больше нет…”

Герои этого полета длиною в век – Чаплин, Русланова, Утесов, Михоэлс, Немирович-Данченко, мама, сын Алеша и дочка Татка, собаки и голуби, тигр и дрессировщик, пьяница с лицом-варежкой и танцовщицы Хабанеры, Гитлер и Муссолини, безликие чиновники, оскорбившиеся за советскую эстраду на “Обыкновенном концерте” – и в историю театра (а также в Книгу рекордов Гиннеса) вошел “Необыкновенный концерт”. За всю гвардию кукол отвечают в спектакле четырнадцать невидимых актеров.

А посреди этой кукольной круговерти Евгений Цыганов играет своеобразный художественный verbatim, постепенно срастаясь с сутью своего героя. Фирменная цыгановская бесстрастность окрашивается здесь в тона нежности, простодушия, юмора, горечи – и христианского приятия жизни со всеми ее испытаниями, хотя Образцов не раз подчеркивал свой атеизм, добавляя с грустью: “Если бы я верил в Бога”. Маленькие выразительные партнеры-куклы по-своему влияют на живого актера: в его игре появляется редкое качество – почти музыкальное чувство меры в каждом движении, в каждой эмоции, в каждой интонации. Это выразительная точность и лаконизм куклы, у которой не так много возможностей по сравнению с человеком, но именно поэтому каждое ее движение должно быть предельно точным.

К финалу спектакля Евгений Цыганов точно уходит в другое измерение. Седой парик со свисающей прядью, чуть торопливая и парадоксальная речь, жесты нервных, умелых рук делают его сходство с Сергеем Образцовым на творческом вечере в Останкино почти фотографическим. Образцов-Цыганов становится в один ряд с блистательным актерским дуэтом спектакля “Горбачев” в Театре Наций. Почему у театра стал возникать такой запрос на игру в абсолютное сходство с реальными людьми, стала ли такая демонстрация актерского мастерства тенденцией или это все-таки исключение, мы поймем в ближайшие сезоны.

Ольга ФУКС

«Экран и сцена»
№ 1 за 2022 год.

Print Friendly, PDF & Email