«Степень свободы делания»

•  Юрий ГАЛЬПЕРИН. Эскиз театрального костюмаСлова, вынесенные в заголовок, ключевые для творчества Юрия Гальперина. Между тем, именно «свободы делания» художнику не хватало, и, в особенности, в последние годы его жизни, оборвавшейся в тот момент, когда он был полон новых идей.Перфекционизм, жажда совершенства, стремление к идеалу осложняли его работу в театре, отношения с директорами, режиссерами, работниками цехов. Юрий говорил: «Нужно жертвовать некоторыми душевными качествами, чтобы соответствовать. Слишком логично, и реальность не соответствует моему опыту реальности».
Каждый настоящий художник сталкивается с этими проб-лемами, с теми «ножницами», которые возникают между замыслом и его осуществлением. Когда-то замечательная Ольга Саваренская, так же, как Гальперин, ушедшая рано, на взлете, определяла понятие культуры театра – «это когда нет слова “нельзя”».•  Юрий ГАЛЬПЕРИН
Одна из последних, неосуществленных работ художника связана с малоизвестной пьесой Михаила Кузмина «Вторник Мэри» (при жизни поэта она вышла однажды, в 1921 году, мизерным тиражом), практически не имеющей сценической истории. Современники писали о сходстве пьесы со сценариями синематографа и, одновременно, отмечали пародийные мотивы (отголоски пушкинского «Пира во время чумы», блоковских «Незнакомки» и «Балаганчика»). Еще одна особенность пьесы – ее явственное родство с комедией дель арте, вечным треугольником Арлекина, Коломбины и Пьеро. Одна из магических сцен «Вторника…» происходит в театре, где Мэри (единственный персонаж, которому автор дал имя) и Пилот смотрят арлекинаду, пантомиму с участием классических персонажей, сами, по сути, являясь Коломбиной и Арлекином. В финале Мэри получает прощальное, предсмертное письмо влюбленного в нее Молодого человека (Пьеро). Кузмин назвал пьесу в стихах «представлением для кукол, живых и деревянных». Это определение жанра как нельзя лучше подходит для Театра Художника, творящего на сцене чудеса, с оживлением неодушевленной материи, использованием костюмов-объектов, масок, кукол…
•  Юрий ГАЛЬПЕРИН. Эскиз театрального костюмаКонечно, самым простым ходом было бы сделать стилизацию под мирискусников или импрессионистов. Но Гальперин искал особый стиль, замешанный на реминисценциях, где соединялись впечатления от старых дореволюционных фотографий и кадров немого кино. Кстати, в спектакль должна была войти «фильма», в которой появлялись бы фигуры автора Михаила Кузмина и Федора Шаляпина. Закадровый, звуковой ряд включал музыку самого Кузмина и романс в исполнении Шаляпина «Она хохотала…»
Решение пространства представляло собой сложную конструкцию, где зрителям отводилось два яруса. «Театр в театре» трактовался как некая «машина времени».
Из множества эскизов мы решили выбрать эскизы костюмов.•  Юрий ГАЛЬПЕРИН. Эскиз театрального костюма
Художник всегда стремился моделировать костюмы сам, заботясь о целом. Потрясенный смертью Гальперина артист Воронежского Камерного театра Борис Алексеев написал в «Живом журнале»: «Сколько костюмов, созданных им, я надеваю в театре! И все их надену снова. Боже мой, как он точно угадывал нас, актеров, и их персонажей. Как же комфортно в том пространстве, которое он создавал. Как я любил примерки, когда он, прижимая пальцы к губам, щурил глаза и правил, доводил до совершенства костюм».
•  Юрий ГАЛЬПЕРИН. Эскиз театрального костюмаЮрий Гальперин говорил: «Когда я думаю, я как бы исчезаю и оказываюсь в том месте, о каком думаю. Я вижу это сначала издалека и в тумане. Потом я начинаю приближаться, туман рассеивается, и я понимаю то, что я понимаю…
Я вижу театр как единение, воплощение желаний.
Как степень свободы делания.•  Юрий ГАЛЬПЕРИН. Эскиз театрального костюма
•  Юрий ГАЛЬПЕРИН. Эскиз театрального костюмаИ сводится все к тому, что все прошедшее и прожитое является фантазией, художественным актом, единственным, что остается, к сожалению, лишь в воспоминании».
Сегодня на сценах Москвы, Воронежа, Самары, Саратова, Риги идут спектакли в его оформ-лении. Его эскизы, графика, макеты будут выставлены на традиционных «Итогах сезона», которые проводит Кабинет сценографии СТД.
Юрий любил заходить в редакцию «Экрана и сцены». С удовольствием делал обложки для нашей газеты, подбирал иллюстративный материал (так, например, он придумывал оформление для статьи Ирины Уваровой о Сергее Параджанове). В разные годы мы публиковали его интервью, где он увлекательно рассказывал о своих путешествиях, о своем понимании искусства.•  Юрий ГАЛЬПЕРИН. Эскиз театрального костюма
«Картина пишется красками и очень многим другим… Кредо – это, прежде всего, тайна. Секрет автора. Если ее раскрыть, тайна исчезнет. Так исчезает прекрасное творение, которое подожгли любопытные, чтобы при ярком свете разглядеть его получше. Так происходит и со стихами…
Поэтому произведение – данность. И воспринимать его надо так: “Вот оно”».

Екатерина ДМИТРИЕВСКАЯ
«Экран и сцена» № 21 за 2011 год.

Print Friendly, PDF & Email