Шапке вопреки

Фото А. ИСАЙЧИКА
Фото А. ИСАЙЧИКА

Иван Пачин выпустил в Няганском ТЮЗе спектакль “Умеешь ли ты свистеть, Йоханна?” по Ульфу Старку. Начинали репетировать еще до пандемии, но потом случился карантин, и премьера сдвинулась на 2021 год.

Пачин здесь выступил не только как режиссер, но и как художник и сделал крепкую, достойную работу, которую можно представить себе и в афише питерского “Арлекина”, и на “Детском Weekend’е” фестиваля “Золотая Маска”. Спектакль соответствует всем чаяниям, требованиям и лекалам нового театра для детей, и в нем, как в капле, отражаются и сильные его стороны, и штампы, к сожалению, успевшие уже не просто возникнуть, но и закостенеть.

Декорации сделаны из оргалита. Кубы и другие геометрические трехмерные конструкции условно обозначают места действия. На них можно сидеть, стоять, прыгать через них, легко передвигать их по сцене. Иногда персонажи ложатся на них, вытягиваясь параллельно планшету сцены, и тогда мы, зрители, смотрим как будто сверху, как они бегут или качаются на качелях. Учитывая, что большая сцена в Няганском ТЮЗе на самом деле малюсенькая, эта смена зрительской оптики придумана здорово.        

“Умеешь ли ты свистеть, Йоханна?” – история о семилетнем мальчике Бертиле, который приходит в дом престарелых, чтобы отыскать себе дедушку, и находит его, старика Нильса (Геннадий Курчак) с больным сердцем – в медицинском аппарате биение звучит музыкой. И начинается их дружба. Вместе они делают воздушного змея, идут на пикник и учатся свистеть. В финале дедушка умирает.

История Ульфа Старка хороша для ТЮЗа тем, что дети считывают в ней свое – приключения, путешествия и всю эту предельную наполненность каждого дня детства неотменимыми и важными событиями, а взрослые видят одиночество Нильса и тех, кто вместе с ним доживает жизнь в доме престарелых. Они точно и емко сыграны артистами: в течение спектакля каждый предстает в нескольких ролях, создавая вокруг главного сюжета обжитой, узнаваемый и дышащий мир. Наглядно переданы уязвимость и бесприютность этих стариков, о которых прекрасно заботятся, но которым все равно не хватает общения и любви, поэтому их дни – бесконечно длинны, несмотря на телевизор и вкусный обед. Прочитывается и тоска Нильса по его давно умершей жене, и то пронзительное счастье, когда в его жизни, как в сказке, возникает Бертиль.

Играет мальчика Юлия Шенгиреева – в огромной вязаной желтой шапке с помпоном и мультяшно большими накладными ушами. Актриса работает истово, точно передавая пластику своего семилетнего героя с его растопыренными от волнения пальцами и чрезмерностью мимики, какая часто бывает у детей и щенков, его неуемную энергию и предельную сосредоточенность на своих заботах и волнениях, так свойственную детям. А его заботы и волнения – это обретенный им дедушка, которого он по-настоящему полюбил и даже придумал ему день рождения – с подарками и таким невероятным приключением, как воровство вишни из соседского сада. Нильс с восторгом участвует, хотя передвигается с трудом.

Работа Юлии Шенгиреевой, помимо того, что она – мотор и камертон постановки, заставляет поверить: такой способ играть мальчиков в современном театре еще возможен, хотя, казалось бы, традиция травести давным-давно отжила свое. Но нет. Когда это так честно и талантливо воплощено, вопросов у зрителей не возникает, даже у самых маленьких, даже несмотря на желтую шапку с помпоном, которую все-таки уже надо перестать использовать в театре для детей.

Катерина АНТОНОВА

«Экран и сцена»
№ 10 за 2021 год.

Print Friendly, PDF & Email