Каракатица для щенка

Фото К.БУБЕНЕЦ
Фото К.БУБЕНЕЦ

Январская премьера в Театре Олега Табакова привела в зрительный зал на Сухаревской новую целевую аудиторию – 3+. Спектакль “Голубой щенок” – оммаж одноименному мультфильму – стал режиссерским дебютом начинающего продюсера Никиты Владимирова. Мультфильм Ефима Гамбурга сложился из песен Геннадия Гладкова на стихи Юрия Энтина (авторов бессмертных “Бременских музыкантов”), за истекшие полвека разошедшихся на грамзаписи и цитаты (“ах, зачем я голубой”, “что бы такого сделать плохого”, “я уважаю пирата, а я уважаю кота”). Но классикой отечественной анимации “Голубой щенок” стал еще и благодаря озвучанию, в котором приняли участие всенародно любимые актеры, а партию Щенка исполнила Алиса Фрейндлих, бабушка нынешнего режиссера-дебютанта. Сказка Дюлы Урбана “Щенок, с которым никто не дружил” была драматургически переработана и насыщена бытовыми подробностями XXI века Андреем Таратухиным (сценаристом фильма “Карп отмороженный” с Алисой Фрейндлих в одной из главных ролей, спродюсированного Никитой Владимировым). Результатом стал мюзикл, обращенный к детям и их родителям, пережившим детские травмы социальной адаптации, но не утратившим чувства юмора.

Художница Софья Матвеева создала Собачий остров будто из материалов для домашнего рукоделия – картона, коробок, оберточной бумаги, вязальных принадлежностей из бабушкиной корзинки. О бабушке напомнят клубки ниток, алый вязаный шарф Кота и вязаные облака, лоскутные коврики, а также мечты ничейных собак именно о таком хозяине (“бабушки могут забыть, что кормили, и покормят еще раз”). На волнующую близость моря намекают нарисованные на заднике волны, занавес, сплетенный из канатов, похожих на корабельные, капитанский мостик, в который превратится в финале жилище главного героя.

Обитатели острова – хотя и разных пород (художник по костюмам Ярослава Рафикова сшила фантазийные костюмы пацанов из семейства псовых, во многом определяющие их манеры), но схожей цветовой гаммы. И лишь один Щенок, миролюбивый и начисто лишенный прагматизма, отличается еще и голубым окрасом. В отличие от остальных, он ищет не хозяина, который о нем позаботится, а друзей – для взаимопомощи (недавняя выпускница Школы Табакова Ангелина Пахомова очень органична в роли “голубЫ души” – в смысле, голубиной). Такую нетрадиционную для собаки индивидуальность – он даже живет на дереве, как кот какой-нибудь – грубо отвергает свора. Но если масть Щенок еще попробует поменять, окрасившись чернилами каракатицы в устрашающий черный цвет, то гуманистическая натура его неисправима.

Он спешит на помощь Черному коту-эгоисту, отправившему себя посылкой в Лондон для участия в кастинге на рекламу кошачьего корма, но попавшему в кораб-лекрушение. Удачно спародировал мультипликационную пластику пронырливого нарцисса, нарисованную когда-то Даниилом Менделевичем, поистине синтетический актер Артур Касимов, давший новое звучание знаменитому танго “Надо жить умеючи”. Его коварный персонаж предлагает своего спасителя-лузера Злому Пирату в качестве ценного меха, который можно продать английской королеве (а заодно успеть на кастинг!). Но на помощь Щенку приходит Добрый Моряк – выламывается из задымленного пространства, будто великан-недотепа, вырезанный из картона: череда героических поз и несуразность телодвижений превращают супергероя в добрую карикатуру (Владислав Наумов, еще один выпускник Школы Табакова).

Звезда Табакерки Александр Фисенко вложил в своего бармалеистого Злого Пирата весь нерастраченный клоунский потенциал: выясняется, что Пират стал злым только потому, что с младенчества его дразнили за рыжую шевелюру (всю жизнь он красил ее чернилами той самой каракатицы). Но оказывается, что именно его натуральный цвет особенно мил Рыбе-пиле – остервеневшей от женских неврозов, уязвленной недолюбленностью, но вполне себе сердешной супруге его. Всемогущая Яна Сексте умудрилась вместить легко узнаваемый человеческий типаж в самую экзотическую форму – заплаканная гримаса взвинченной тетки, блеск чешуи узкого платья, шлепающая рыбья походка в ластах, на голове пила-коса торчком, – создав незабываемую ростовую маску.

Целый час уважаемая публика, подстрекаемая со сцены, вскакивала с мест, кричала и размахивала, чем могла, принимая сторону того или другого героя. А в финале все стороны объединились в коллективных песнопениях и плясках, под летящими в зал воздушными шарами и разноцветными лучами, высвечивающими счастливые лица переживших приключения на Собачьем острове.

Светлана ПОЛЯКОВА

«Экран и сцена»
№ 3 за 2020 год.

Print Friendly, PDF & Email