Отражение в зеркале

Сцена из спектакля “Каштанка”. Фото предоставлено Рязанским театром кукол
Сцена из спектакля “Каштанка”. Фото предоставлено Рязанским театром кукол

Смотр лучших спектаклей сезона проводился в Рязани уже в пятый раз. За эти годы фестиваль “Зеркало сцены” вырос, приобрел свое лицо и определенный лоск. Программа была тщательно выстроена, а церемония награждения, звонко названная РОК&РОЛЬ, прошла с блеском и шумными эффектами.

Из восьми постановок, включенных в афишу, наиболее удачными оказались детские спектакли. Театр на Соборной показал сказку Я.Экхольма “Тутта Карлссон Первая и единственная, Людвиг Четырнадцатый и другие” (режиссер Марина Заланская). Испокон веков Ларссоны, семейство лис, совершали набеги на курятник, сокращая поголовье пернатых представителей рода Карлссонов. Пока не появился на свет трогательный лисенок Людвиг Четырнадцатый (Николай Шишкин), который отказывается продолжать традиции клана и убегает играть с маленьким цыпленком Туттой (Светлана Медведева). Перед нами иронический парафраз вендетты Монтекки-Капулетти со счастливым концом, поскольку отцы семейств обнаруживают общие мужские увлечения, а мамаши безостановочно делятся хозяйственными секретами. Декорации в виде ярких маленьких домиков, костюмы персонажей в разноцветную клетку и полоску (художник Татьяна Виданова) с самого начала задают атмосферу веселой детской игры, пронизанной вполне взрослыми ассоциациями.

В театре кукол чеховскую “Каштанку” режиссер Елена Оленина воплотила в форме сновидения. На верхнем экране то и дело крутится поцарапанная пленка с титрами старого кино. Шеренга людей в серо-болотных плащах и шляпах выводит на авансцену кукольных персонажей, поочередно исчезающих в темной глубине. Маленькая рыжая собака (марионетку отлично водят актрисы Екатерина Филиппова и Антонина Григорьева), потерявшая хозяев, тихо скулит, и дальше действие соскальзывает в рваный, чуть замедленный ритм. Последующие приключения Каштанки – не более чем яркий, но кратковременный сон. Все персонажи – ее товарищи по цирковой команде – появляются как ожившие бытовые предметы (художник Анна Репина). Хлопают крылья-уголки подушки у гуся Ивана Ивановича; извивается полосатый шарф с кисточкой – кот Федор Тимофеевич; переваливается на крохотных лапках бочонок – свинья Хавронья Ивановна. Каждую куклу ведут два артиста, обеспечивая ей особую узнаваемую пластику и характерные интонации. Весь ансамбль исполнителей работает необыкновенно слаженно, что рождает гармоничную атмосферу спектакля.

Рязанский музыкальный театр представил новый мюзикл В.Баскина “Средство Макропулоса”, созданный на сюжет одноименной пьесы К.Чапека. Оформление (художник Леонид Подосенов) образует среду, где соединены элементы разных стилей и эпох, от символа ар нуво – плакатов Альфонса Мухи – до безликого офисного интерьера. Неслучайно режиссер Антон Лободаев определил жанр спектакля как “формула бессмертия”. Прекрасный миф о вечной жизни и вечной молодости, которую воплощает знаменитая певица Эмилия Марти, на протяжении действия утрачивает свою привлекательность, а к финалу оборачивается тяжелым испытанием. Ирина Маненкова сыграла не просто роскошную диву; в ее исполнении Эмилия привлекает не только красивым вокалом, но и пронзительной драматической историей. Сохранив красоту и талант, героиня год за годом, век за веком теряла близких и любимых, теряла живую душу, и в итоге обрекла себя на полное одиночество.

Мистическая тема воплотилась в спектакле Театра драмы “Фауст”. Философская драма И.В.Гете стала для режиссера Дмитрия Акриша неким условным плацдармом, поводом для размышления на вечные темы борьбы добра со злом. Перед нами разворачивается не история Фауста, ученого и философа, а скорее, судьба всего человечества, все более уступающего соблазнам греха и порока. Спектакль решен в условной стилистике. Жесткий сухой рисунок мизансцен. Резкая графика пластических композиций (хореограф Мария Сиукаева). Черно-белая гамма костюмов. Нервный, пульсирующий “космический” гул, пронизывающий действие (музыкальное оформление Дмитрия Акриша). Видеоэкран над сценой, на него проецируются только рябь и помехи. Хореографические сцены важнее диалогов, а несколько визуальных метафор образуют сквозную тему. Здесь зло вездесуще, Мефистофель появляется то как самоуверенный мачо (Роман Горбачев), то в женском облике (Наталья Паламожных). Борьба за души людей воплощена через единственный жест – возникая на сцене, каждый персонаж резко стучит себе по груди, обозначая наличие души. А в финале мертвые тела одно за другим оказываются над языками пламени. Дьявол, отправляя их в преисподнюю, прислушивается к каждому и радостно кричит: “Пусто!”

В ином ракурсе тема опустошенной души развернута в спектакле “Господа Головлевы. Маменька” (Театр на Соборной). Режиссер Марина Есенина обратилась к инсценировке Ярославы Пулинович, где действие романа Салтыкова-Щедрина сосредоточено вокруг его главной героини. С эпической широтой выстроена история деспотичной Арины Пет-ровны (яркая и глубокая работа Марины Заланской), иссушившей во имя богатства и собственную жизнь, и жизнь окружающих. Подавляя свою семью, подчинив судьбы всех Головлевых погоне за деньгами, эта несгибаемая женщина в финале превратилась в бессильную старуху, разоренную лицемерным сыном Порфирием (Дмитрий Мазепа). Спектакль привлекает тщательно проработанной режиссерской партитурой, слаженным актерским ансамблем, где даже эпизодические персонажи сыграны с психологической достоверностью.

Отметим, что лучшие постановки сезона созданы по классическим сюжетам. Театр в первую очередь интересуется сложными и вечными темами. При всем разнообразии формальных поисков главным остается судьба человека, его чувства, его выбор пути. Видимо, сегодня, как и всегда, так отражается время в зеркале сцены.

Елена ПОКОРСКАЯ

«Экран и сцена»
№ 23 за 2019 год.

Print Friendly, PDF & Email