Спасибо, снег, тебе!

Фото С.ПЕТРОВА
Фото С.ПЕТРОВА

Театральный цикл РАМТа “Повести Белкина”, стартовавший спектаклем Михаила Станкевича “Станционный смотритель”, продолжила “Метель” Александра Хухлина.
Художница Мария Митрофанова надвое поделила длинное узкое пространство Маленькой сцены, поставив стол – ряд деревянных ящиков, накрытых белым сукном. Эта линия – снежная дорожка, зимний путь темной, страшной и загадочной ночью. Мягкая, пастельная цветовая гамма, деревянные стулья, пухлый блестящий самовар, кудахтанье кур, мяуканье кошки, запах горячей яишенки создают уют в доме богатого провинциального помещика. Быт этой семьи скромен, но озарен взаимопониманием и нежным вниманием друг к другу.
Растрепанная служанка Зюзя (Марианна Ильина) радушно угощает зрителей ароматным теплым чаем с чабрецом. Доброму барину такой малости для гостей не жалко!
Вскоре появляется и сам барин – Гаврила Гаврилович, и его супружница – Прасковья Петровна. Он (Алексей Мишаков) – невысокий, полненький, со смешными кудрявыми бакенбардами, в халате-одеяле и ночном колпаке. Она (Людмила Цибульникова) – худая, высокая, с забавными завитушками челки, в длинной серой юбке и отороченной мехом жилетке. Их дочка Маша – юное существо в белом, вышитом гладью платье и черных ботиночках, с зачитанной французской книжкой, прижатой к груди. Сыгравшая уже не одну лирическую героиню Полина Виторган смотрит на мир широко распахнутыми глазами. Ее героине одинаково интересны любовные приключения вымышленных мушкетеров и количество яиц, снесенных курочкой Пеструшкой.
Герой ее сердца бедный прапорщик Владимир (Данила Богачев) сошел со страниц романов: в напудренном парике, с выбеленным лицом и черной мушкой, в костюме, смутно стилизованном под европейский наряд XVIII века. Флиртуя с Мари, он произносит слова с французским прононсом, но стоит ему испугаться шума за дверью (родители?!), переходит на чистый русский. Владимир пишет любовные записки на тонких, невесомых бумажках, легким дуновением отправляя их к возлюбленной. Вся эта игра – беспечное кокетство – подкреплена искренней и горячей влюбленностью, мечтой о Приключении. Виторган и Богачев играют не экзальтированных прожектеров, но молодых людей, готовых взять судьбу в свои руки.
То, что после неудавшегося венчания Владимир уходит на войну с Наполеоном, символично. Он бьется не только с французскими солдатами, он протыкает штыком свои фантазии и надежды.
Взрослеет и героиня. Маша хранит память о возлюбленном только на полках и в сундуках (письма, перо, платочек), потому что сердце ее уже открыто новому чувству, и появление в доме героя Отечественной войны Бурмина как нельзя вовремя. На первый взгляд, полковник Бурмин (Иван Воротняк) – суровый, молчаливый, неповоротливый. Но его черствая монолитность обманчива: в уверенном взгляде вдруг проступает мягкость, а неловкие движения выдают робкую растерянность влюбленного. Признавшись во взаимных чувствах, герои теряют всю свою серьезность, дурачатся, как дети, брызгаясь водой из маленького пруда, шутливо притягивая и отталкивая друг друга.
О случайном венчании в темной церкви посреди России, в нутре зимы Бурмин рассказывает с неожиданным юмором и одновременно с гнетущей горечью. Исповедь делает его беззащитным – вместо бесстрашного солдата появляется растерянный, несчастный и еще очень молодой человек.
Иронизируя над восторженностью и легкомыслием, Пушкин сам поддается очарованию романтических историй и создает сюжет, где неожиданное стечение обстоятельств приводит к счастливому финалу. Но спектакль Александра Хухлина не только о том, что браки заключаются на небесах – он, прежде всего, о взрослении. “Метель” – это эмоциональная буря, пережить которую придется каждому. Вопрос лишь в том, переждешь ли ты ее в домашнем тепле или сразишься с ней, преодолевая страх и распутицу?

Зоя БОРОЗДИНОВА

«Экран и сцена»
№ 23 за 2019 год.

Print Friendly, PDF & Email