Территория эксперимента

Сцена из спектакля “Косой дождь”. Фото предоставлено Пресс-службой фестиваля
Сцена из спектакля “Косой дождь”. Фото предоставлено Пресс-службой фестиваля

“Территория” – фестиваль-школа, прицельно ориентированный на просвещение, что отражается не только в непосредственно учебной программе, собравшей десятки молодых профессионалов со всей России, из Беларуси и Армении, но и в его афише, охватывающей самые разнообразные направления современного искусства. Сказанное относится и к танцевальной части фестиваля. Так, “Территория”-2019 представила очень разнообразные – чтобы не сказать разношерстные – работы, дающие представление о том, чем заняты умы смело мыслящих экспериментаторов.

Началось все с “Вакуума” – спектакля хореографа Филиппа Сэра из Швейцарии. Название работы вполне соответствует содержанию: за рамой, как в безвоздушном пространстве, совершается загадочное действо – из ничего творится человек, чья нечеткая фигура выплывает из кромешной тьмы. Впрочем, в полном смысле слова созиданием этот процесс назвать нельзя: мы ни разу не увидим “венец творения” целиком, кажется, он еще не сформировался в хаосе мироздания. Великолепные в своей скульптурной выразительности части тела – рука, бедро, стопа, торс, рельефная спина, шея, голова – напоминают о фигурах на потолке Сикстинской капеллы. Зритель словно оказывается в мастерской художника, среди гипсовых пособий для академического рисунка. Как наброски живописца, они меняют формат, то укрупняя модель, то уменьшая, унося ее куда-то ввысь или выводя за пределы рамы. Оптические эффекты поистине волшебны. Двое танцовщиков, соавторов хореографа, – Филип Шоссон и Пеп Гарригес, прекрасно владеющие своими телами, творят настоящие чудеса.

В дополнение к “Вакууму” был показан видеофильм Black out (“Затемнение”), где те же исполнители в компании девушки, теперь уже не во мраке, а в ослепительно белом павильоне загорают на солнце, периодически меняя позы. Пляжную идиллию нарушает неведомо откуда сыплющаяся угольная пыль – ею герои начинают рисовать затейливые черно-белые узоры на манер Джудит Браун. В отличие от американской художницы, создающей свои произведения кончиками пальцев, танцовщики Филиппа Сэра “рисуют” всеми частями тела.

К сожалению, узнать, как творятся вакуумные чудеса, невозможно. Филипп Сэр, как и всякий создатель иллюзий, профессиональные секреты таит за семью печатями. Но стать источником вдохновения его опусы, конечно же, могут.

Зато американская танцовщица и хореограф Мег Стюарт щедро делится своим мастерством и ничего не утаивает от зрителя. В показанном на фестивале спектакле под названием “Соло Мег Стюарт” она представила выборку из своих работ, больших и маленьких. Миниатюрная спортивного вида женщина начала действо с налаживания контакта с публикой. Пробираясь по рядам и через ряды заполненного зала Центра имени Вс. Мейерхольда, она явно старалась касанием рук объединить зрительскую аудиторию в единое целое.

Сцена из спектакля “Закрой мне глаза”. Фото А.ЗАВЬЯЛОВА
Сцена из спектакля “Закрой мне глаза”. Фото А.ЗАВЬЯЛОВА

Мег Стюарт отдается движению истово, с каким-то фанатичным чистосердечием. Не щадя себя, она, стоя на четвереньках, бессчетное количество раз трясет головой, как мельница, машет руками, принимает нарочито некрасивые позы, ползает по полу, дергается, будто от электрического разряда, распластывается, сворачивается клубочком, замирая в позе зародыша. Своей абсолютной сосредоточенностью исполнительница дает понять: все эти телодвижения несут сакральный смысл. Звучит в “Соло” и вербальный монолог. Мег Стюарт говорит о каких-то глубоко личных вещах, произнося короткие фразы вроде: “Я никогда не влюблялась в женщин”. За каждым высказыванием следует рефрен: “Беру свои слова обратно”. Степенью откровенности “Соло”, вероятно, граничит с исповедью. Каждое движение танцовщицы, словно с болью, вырывается из глубины души, заставляя помучиться, говоря откровенно, и зрителя, которому начинает казаться, что этому пластическому эксгибиционизму не будет конца. Тем не менее, Мег удалось удерживать внимание зала на протяжении часа двадцати минут. И молодежная аудитория наградила героическую актрису бурными овациями. Хотя ощущение, что король полуголый, у некоторых придирчивых зрителей могло и остаться.

Впрочем, какой современный фестиваль без по-настоящему голых артистов? И на “Территории” они, конечно же, появились – в спектакле Компании Alias в постановке швейцарского хореографа бразильского происхождения Гильерме Ботело. “Косой дождь” – третья часть его танцевальной трилогии с говорящим названием “Дистанция”, где четырнадцать танцовщиков в течение часа непрерывным потоком пересекают сцену, от чего создается впечатление, что исполнителей, по крайней мере, вдвое больше. Начиная ползком, артисты переходят на ходьбу, потом на бег, становящийся все более стремительным. Порой танцовщики, продолжая двигаться неукоснительно вперед, обращают взор назад, а иногда перемещаются задом наперед. Кто-то останавливается для поцелуя или исполнения лежачего танца. Не знающие устали артисты – перекатываются ли они через сцену, преодолевают ли ее прыжками, скачками или кувырками, совершают это с полной отдачей. К финалу они приходят обнаженными, как силуэты олимпийцев на античных вазах. К кончикам их пальцев прикреплены тончайшие нити – словно косыми линиями дождя, танцовщики затягивают ими сцену. Выглядит это очень красиво и подводит логическую черту под размышлениями постановщика о повторяемости жизненных циклов. Для вящей убедительности в финале, повторяя начало, из левой кулисы появляются ползком двое артистов.

Непредсказуемо мягкий, почти элегический спектакль представила Анна Абалихина, танцовщица, хореограф-постановщик, перформер и педагог. В рамках фестивальной образовательной программы она дала мастер-класс, познакомивший его участников с базовыми принципами сценической композиции, и рассказала о расширении визуального опыта.

Анна Абалихина – неутомимый новатор. Каждая ее работа – эксперимент. Ее постановка в Александринском театре “Экспонат/Пробуждение” – гипнотически красивое зрелище, где Анна с фантастической изобретательностью работала с визуальными эффектами – стала победителем “Золотой Маски”-2015 в номинации “современный танец”.

Впрочем, и нынешний спектакль Абалихиной “Закрой мне глаза” – тоже эксперимент, но лишенный внешнего радикализма. В своей работе Анна Абалихина и ее соавтор драматург Илья Кухаренко естественно и с кажущейся простотой синтезируют академический вокал и свободное движение, соединив в пространстве одного спектакля оперных певцов и танцовщиков contemporary dance.

Действо на музыку вокальных произведений композиторов XIX-XX веков получилось на редкость органичным и завораживающим своей спокойной мелодичностью, что в значительной степени относится и к пластическому рисунку спектакля. Мягкому, не назойливому, не мешающему такому деликатному жанру, как камерное пение. Все одиннадцать артистов – босы и одеты в одинаковые нейтрального покроя темные брюки и рубашки. Нарочитая незатейливость присутствует и в их движениях, неспешных, по большей части плавных, приводящих к перестроению композиций, перетекающих, как ручейки, одна в другую. Исполнители разбиваются на пары, тройки, сливаются в единый поток и снова растекаются в стороны. Пение рождается как продолжение движения, как высшее проявление чувств, которым становится тесно в рамках почти эскизного пластического рисунка. Песни и романсы Франса Шуберта, Густава Малера, Антона Веберна, Альбана Берга, Франсиса Пуленка, Анри Дюпарка и других авторов в исполнении ведущих солистов Пермского театра оперы и балета имени П.И.Чайковского – Натальи Кирилловой, Натальи Буклаги, Константина Сучкова и солиста хора MusicAeterna Сергея Година звучат так задушевно-доверительно, словно адресованы каждому зрителю индивидуально. Перевод немецких и французских лирических, с оттенком меланхолии стихотворных текстов транслируется на несколько экранов – единственные белые пятна в темном, но отнюдь не мрачном, пространстве сцены. Рассаженные каре, максимально приближенные к исполнителям зрители с первых же минут погружаются в интимную атмосферу спектакля. Даже не зная содержания песен, попадаешь в печально-поэтический плен прекрасных голосов и фортепианной музыки в исполнении Кристины Басюл (концертмейстер оркестра MusicAeterna и оркестра Пермского театра оперы и балета).

Остается добавить, что спектакль “Закрой мне глаза” выдвинут на Национальную премию “Золотая Маска” в разделе “опера” в четырех номинациях, с чем можно поздравить его создателей и “Территорию”, так как этот проект – копродукция Пермского театра оперы и балета и фестиваля.

Алла МИХАЛЁВА

«Экран и сцена»
№ 21 за 2019 год.

Print Friendly, PDF & Email