Вместо кафедры

Сцена из спектакля “...И звали его Домино”. Фото предоставлено Пресс-службой фестиваля
Сцена из спектакля “…И звали его Домино”. Фото предоставлено Пресс-службой фестиваля

С 28 октября по 3 ноября в Москве проходил фестиваль СТД РФ “Артмиграция – детям”, собравший лучшие российские спектакли для детей, поставленные молодыми режиссерами. Фестиваль выделился на фоне других столичных детских смотров осени внятным выбором постановок, акцентом на подростковую аудиторию и благотворительной составляющей: все сборы от билетов оргкомитет перечислит в фонд “Подари жизнь”.

Открывал фестиваль спектакль “…И звали его Домино” (по рассказу Э.Сетон-Томпсона), выпущенный Яной Туминой и Александром Балсановым в Бурятском республиканском театре кукол “Ульгэр”. Здесь пластика столь же метафорична, как сценический свет, а стук ладоней по деревянной столешнице так же важен, как слова. Историю тут рассказывают образами, ритмами, работая крупными мазками и в режиссерских приемах, и в актерской игре, поэтому повествование о черно-буром лисе становится притчей о всех нас и заставляет вспоминать работы Эймунтаса Някрошюса с их природной архаикой и нежнейшими, убийственно точными попаданиями в память каждого из зрителей.

“…И звали его Домино” создавался как дипломная работа на факультете театра кукол РГИСИ, то есть без расчета на прокат для детской аудитории. Возможно, отчасти поэтому (хотя, конечно, это не единственная причина) он стал не просто хорошей постановкой, но выдающимся театральным высказыванием, событием вне жанров и возрастных цензов.

“Тоня Глиммердал” по книге Марии Парр режиссера Ольги Обрезановой новосибирского “Первого театра” “Артмиграцию – детям” закрывала. При несомненных достоинствах постановки – правильно заданном и выдержанном ритме, большом количестве гэгов, нескольких хорошо придуманных и искренне сыгранных сентиментальных моментах – изначальная нацеленность на детскую аудиторию сыграла здесь злую шутку. Все состав-ляющие спектакля – с едва заметным, но критичным перебором: чрезмерно яркие костюмы (художник Антон Болкунов), сюсюкающие голоса артистов, на тон, а то и на два жирнее, чем диктует текст Марии Парр, попадающий что в ребенка, что во взрослого именно благодаря своей простоте и точности, правильно найденной интонации.

Два спектакля, оказавшиеся в середине фестивальной афиши, обозначили два чрезвычайно занятных полюса последнего времени: документальный театр для подростков и камерная хореография для детей.

Няганский ТЮЗ показал спектакль Данила Чащина и Сергея Чехова “Я есть!”, созданный на основе пьес, написанных подростками, участвовавшими в одноименной драматургической лаборатории театра. Получилось шесть короткометражек, поставленных нарочито в лоб, без полутонов. Цветовая гамма спектакля, к слову, именно такая: черно-белая. Другие цвета появляются редко – что на экране, что в костюмах, как и искренние, человеческие интонации и эмоции у актеров, которые большей частью работают в преувеличенной, нарочитой манере. Но подростковый зал реагирует на эту плакатность бурно и открыто. И, возможно, именно такой стиль разговора, строящийся на том, что все в жизни только хорошо или плохо, свое или враждебное, черное или белое, – и подходит для диалога с young adult лучше всего.

“Щелкунчик” П.И.Чайковского по мотивам сказки Э.Гофмана Екатеринбургского театра балета с одноименным названием играют в пространстве буквально два на три метра. Это и становится изюминкой, главной постановочной находкой: спектакль в исполнении молодых танцовщиков от 11 до 17 лет – не очередное изложение великой сказки Петипа-Чайковского, а история режиссера Петра Базарона про нашу современницу, живущую в тесной квартирке, где мама все время гладит белье, а папа смотрит телевизор. Вместе с братом она сбегает кататься на коньках и оказывается в гостях у соседа, который немножко Дроссельмейер и немножко Волшебник из “Обыкновенного чуда”. Там и происходит встреча Маши и Щелкунчика, их битва с крысами и уморительная, упоительная пижамная вечеринка в честь их свадьбы, где есть танец невыспавшихся дев с подушками, пляска медведя, матроса и русской красавицы с мордобоем в конце и вальс снежинок в исполнении щекастых сахарных пупсов. Все сделано без нажима, смешно, легко, потому и впечатление спектакль производит самое радостное.

Про фестиваль “Артмиграция – детям” сразу ясно: его делают по велению души, а не для отчета. Делают те, кто читает хорошие современные книжки, организовывает участие класса своего ребенка в акции “Дети вместо цветов”, любит шапки с помпонами и не носит натуральный мех. Делают для таких же, как они сами: небезразличных, незашоренных, чурающихся пафоса людей, которые хотят с своими детьми разговаривать, а не учить с кафед-ры доброму и вечному на примере дюймовочек, золушек и белоснежек, которые, без сомнения, прекрасны, однако от слишком частого употребления несколько подрастеряли свежесть и смысл. И именно поэтому, хотя в фестивальной афише “Артмиграции – детям” участвуют спектакли разного уровня, в них есть главное: желание и умение создавать для детей действительно хороший современный театр.

Катерина АНТОНОВА

«Экран и сцена»
№ 21 за 2019 год.

Print Friendly, PDF & Email