Снять «Правду и справедливость»

Иво ФЕЛЬТ
Иво ФЕЛЬТ

Подлинным событием не только в кинематографе, но и в культуре Эстонии в целом стал выход на экраны балтийской республики фильма режиссера Танеля Тоома “Правда и справедливость”, снятого в рамках юбилейного проекта “ЭР-100” по первой части одноименного романа классика отечественной литературы Антона-Хансена Таммсааре. Фильм с рекордным для эстонского кино бюджетом обновил абсолютный рекорд посещаемости и стал настоящей визитной карточкой национального кинематографа XXI века.

Гость “ЭС” – продюсер “Правды и справедливости” Иво ФЕЛЬТ.

– Давайте начнем разговор с одной круглой даты. В последний раз эстонские кинематографисты обращались к творчеству Таммсааре ровно сорок лет назад. В 1979 году Лейда Лаус сняла фильм “Хозяина Кырбоя”, который Александр Сокуров тогда сравнил с картинами Висконти. И после этого пауза длиною в сорок лет. Почему?

– Во-первых, истины ради следует сказать, что попытки обратиться к Таммсааре делались, и их было немало, и связаны они были как раз с “Правдой и справедливостью”. И каждый раз уже на стадии написания сценария возникали сложности, и дело дальше не шло, хотя, мне кажется, порой авторам просто не хватало уверенности, куража, что ли. С другой стороны, речь все же о писателе, чье творчество значит столь много для каждого человека в нашей стране, и надо понять, что это обстоятельство людьми кино постоянно держится в голове.

К Таммсааре очень часто и достаточно успешно обращается эстонский театр, но в театральном спектакле всегда можно что-то поправить, уточнить. То, что остается на экране, остается навсегда. Это будешь смотреть ты, будут смотреть твои дети, их дети, и уже ничего не изменить, не исправить. В отличие от театра кино права на ошибку не дает, оно повышает ответственность создателей, тем более, когда говоришь о Таммсааре и его романе, знакомом каждому до мельчайших подробностей.

– При всем жанровом разнообразии эстонского кино последних лет можно, наверное, говорить все же о двух главных типах фильмов, которые предлагаются на суд зрителей. Первый я бы назвал “эстонские сюжеты”: “Георгика” Сулева Кеэдуса, “Осенний бал” Вейко Ынпуу, “Класс” Ильмара Раага; номинированные на “Оскар” эстонско-грузинские “Мандарины”, которые, кстати, вы тоже продюсировали.

Еще один тип – “эстонские исторические сюжеты”: “Имена в граните” и недавний “1944” Эльмо Нюганена, “Георг“ Пеэтера Симма, “Живые картинки” Харди Вольмера, “Товарищ ребенок” Мооники Сийметс. К какому типу вы бы отнесли “Правду и справедливость”?  

– На мой взгляд, наша “Павда и справедливость” будет на месте и в первом и во втором случае. Мы говорим об эстонском романе, об эстонском народе, эстонской истории, но, с другой стороны, авторов в не меньшей степени занимали общечеловеческие ценности. То, что Танель Тоом взялся за “Правду и справедливость”, уже само по себе кажется мне поступком. Я ведь не случайно только что говорил об ответственности и грузе, который берет на себя художник, решаясь на такой выбор, и, в первую очередь, на ответственность перед зрителем, для которого роман Таммсааре значит так много.

– Можно предположить, что вы получаете немало предложений о сотрудничестве, имеете возможность выбора. На какое предложение вы откликнетесь без раздумий?

– Сложный вопрос… Хотя нет, простой. Вы правы, я читаю много сценариев, сам ищу постоянно новые истории и никогда не делаю фильмы только ради того, чтобы их делать, – теперь мне это неинтересно, не тот возраст… Сейчас в сценарии меня сначала интересует тема разговора, и это более эмоционально, чем рационально.

Что касается “Правды и справедливости”, то Танеля Тоома я знаю очень хорошо, несмотря на разницу лет мы давно дружим, однажды вместе даже сделали короткометражный фильм. Он вышел успешным, получил награду в Венеции. Потом Танель учился в Лондоне в одной из лучших киношкол в мире, стал бакалавром, потом магистром, был номинирован на “Оскар” за короткометражку, сделанную во время учебы. В Лондоне ему предлагались разные проекты для дебюта в полнометражном кино, но он отказывался, искал свой фильм. Нашел, но это был не наш фильм, проект не случился.

А как-то однажды Танель размечтался: вот бы когда-нибудь сделать кино по “Правде и справедливости”, пусть не сейчас, пусть в будущем, лет через 10-15, но сделать. Это не было предложение – просто мечта. И вдруг к 100-летию республики объявляется конкурс юбилейных кинопроектов, и стало ясно, что это шанс, и мы решили попробовать, хотя у Танеля в это время в Лондоне были другие дела, связанные с конкретным проектом. Но отказа-ться от такого шанса было невозможно, и мы им воспользовались.

– Хорошо известно, как велика сегодня роль продюсера в кино, когда в процессе создания фильма его воля может влиять практически на все…

– Это действительно так, и обсуждения начинаются уже на стадии написания сценария, и потом могут касаться чего угодно – кастинга, монтажа, звука… Мы с Танелем можем бурно спорить, соглашаться, не соглашаться, но здесь я руководствуюсь единственным принципом: если доверился режиссеру, то решающее слово должно оставаться за ним.

– Как, кстати, проходил кастинг?

– В данном случае мы решили выбирать только из своих. Андреса, главного героя, в фильме играет актер пярнуского театра Прийт Лоог, до сих пор нашему зрителю не очень известный, но это пока фильм не выйдет на экран, потом ситуация изменится, что и произошло. Надо сказать, что артиста на роль Андреса мы искали долго, искали на самом серьезном уровне. Поначалу имело значение, что Лоог подходил по типажу, хотя у нас все равно были сомнения. Но они полностью исчезли, когда выяснилось, что Прийт прекрасный артист.

В отличии от Прийта Лоога его тезку Прийта Войгемаста в Эстонии знают значительно больше, он артист известный и режиссер. А актрису Городского театра Майкен Шмидт, исполнительницу главной женской роли, зрители наверняка запомнили в фильме “1944”.

– Есть ли у фильма сегодня какие-то фестивальные планы и планы продвижения на кинорынках?

– В первую очередь, нас интересовала реакция на картину в своей стране. Мы очень надеялись, что дома фильм вызовет интерес и привлечет зрителей в кинозалы. В чем не ошиблись. Фильм посвящен юбилею Эстонского государства, и нам хотелось сделать свой вклад в этот большой праздник.

Что же до фестивалей, то здесь нас привлекает не столько факт участия в том или другом, сколько международный прокат фильма. Думаю, у картины есть для этого достаточно хорошие шансы. Во-первых, очень качественный литературный материал, на основе которого сделана лента, во-вторых, хороший режиссер, на что, думаю, обратят внимание не только в Эстонии.

Беседовал Николай ХРУСТАЛЕВ

«Экран и сцена»
№ 7 за 2019 год.

Print Friendly, PDF & Email