Стихийный баланс

Фото Л.СУВОРОВОЙ
Фото Л.СУВОРОВОЙ

На Байкальской театральной лаборатории «Поэзия стихий», несмотря на название, не звучали стихи. Прозвучала проза, вернее лишь один фрагмент из одноименного текста Константина Бальмонта в качестве эпиграфа: «В эти дни унылых ликов, душных домов, и трусливых мыслей, – унесемся, хотя на короткие мгновенья, в область звуков несвязанных боязнью, и послушаем голос Стихий, – Огня, и Воды, и Земли, и Воздуха».

В первую неделю августа на берегу Байкала встретились 20 актеров из театров кукол Улан-Удэ, Иркутска, Новосибирска, Томска, Кемерова, Читы, Красноярска, Кызыла, Новоуральска. Руководителем лаборатории организаторы – Бурятский театр кукол «Ульгэр» – пригласили стать Бориса Константинова.

По идее режиссера, результат работы должен был быть представлен в двух вариантах. Первый – традиционный показ в последний вечер занятий. Второй – видео, частично анимационный фильм, в котором можно использовать природные локации разнообразнее, чем в получившемся иммерсивном спектакле.  Естественные ландшафты подсказывают идею пути, у каждой стихии свои владения.

Творческий процесс начался с разговора о стихиях и связанных с ними ассоциациях. Участники отталкивались от своего жизненного, читательского и зрительского опыта – от поэзии Бориса Пастернака до «Гарри Поттера» Джоан Роуллинг. Разговор раскрывает, разогревает фантазию так же, как важна перед пластическим этюдом разминка тела, – полезно настроиться на общий диалог. Стремление к внятности формулировок способствует знакомству, а значит, и актерскому ансамблю.

Следующее задание – практическое. Девушки приготовили этюд на тему воды, молодые люди – огня. Плавное движение тел актрис и колебания на их руках белых лент – диапазон состояний от льда до кипятка. Стук камней, хруст веток в руках актеров – предощущение пламени. Этот общий сговор, пластический зачин сразу же заложил фундамент будущего финального показа.

Борис Константинов – режиссер, для которого важна музыкальная составляющая действия, в первую очередь, ансамблевая. Звуковая среда дает атмосферу и диктует ритм. Для «Поэзии стихий» он выбрал вокал и ударные, наиболее близкие природе голоса.

Воздух – это змеи из полиэтилена на жесткой леске. Материал, привычный для воплощения воды на затемненной театральной сцене, в лучах меняющего свое положение солнца представил другую – легкую, но сильную стихию. Игра с воздушными змеями напоминает еще и о теме детства, неслучайно первый из двадцати появлялся, как только стихии воды и огня по-семейному примирялись за дверями юрты.

А еще художник Виктор Антонов сделал восемь марионеток из палок и камней. Широкоплечие мужчины и беременные женщины, долговязый подросток и коротконогая девочка. Эти человеческие персонажи появлялись в третьей части буквально из земли, обнаруживали себя с помощью актеров-стихий.

Один из них изначально отличался от других сутулой осанкой, его голова помещалась между сучков рогатки. Именно его ждало превращение. Вдруг среди веток обнаружились крылья, потом хвост, чуть позже каменная голова сменилась сучковатой мордой, новые и новые элементы притягивались друг к другу – так появился дракон. Настоящий огонь пыхнул из пасти – открытый прием – с помощью баллончика и зажигалки.

В сферу интересов молодых участников лаборатории не попали лежащие на поверхности образы – души из «Синей птицы» Мориса Метерлинка. Наверное, символы не ко времени. В разговорах и практике лаборатории «Поэзия стихий» часто встречалось понятие «баланс». Все вместе приехавшие на Байкал искали равновесие и устойчивость, начиная с буквальных, партнерских отношений – друг с другом, объектами и пространством.

Алексей ГОНЧАРЕНКО

«Экран и сцена»
№ 16 за 2022 год.

Print Friendly, PDF & Email